Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:07 

Решила выставить все свое))

Мой "дом"-на ли.ру. Но сюда,как и на ЖЖ,буду выставлять свое творчество.Вот все,что есть на текущий момент и заслуживает при этом внимания.

Памяти погибшим в Великой Отечественной



Давно ушедших голоса
Не раздадутся над землёю
Дождём оплачут небеса
Погибших на войне героев.

С тех пор прошло уж много лет,
И многих имена забылись,
Но ещё помнит этот лес,
Как бой кипел,земля дымилась...

Он ещё помнит этот бой,
Когда кругом рвались снаряды,
Но,не поникнув головой,
Дрались советские солдаты.

И каждый клок страны родной
Солдаты грудью защищали
И шли на смерть,чтобы враги
Родную землю не топтали.

И до последнего держались,
Изнемогая,шли вперёд.
Они за Родину сражались,
За нас с тобой,за наш народ.

За жизнь грядущих поколений,
За нас-за внуков,за детей,
Отдали жизнь без сожалений
За мир на всей нашей Земле.

А мы,их жалкие потомки,
Совсем и стыд,и честь продав,
Бесстыдно заявляем громко:
«А знаешь,дед,ты был неправ1

Не за свободу,не за правду-
Сражался ты за коммунизм!
А знаешь,дед,вы-оккупанты,
Захватчики чужой земли!»

Плюём на память тех героев,
Кто за свободу нашу пал,
Кто под огнём стоял скалою
И ни на шаг не отступал...

Мне часто хочется сказать:
«Простите нас,тех лет герои,
Простите там,на небесах,
За то,что мы творим порою...»

"Спасибо Профессору"

Спасибо Вам, Профессор. Ваша книга,
Подобно ветру из далекой стороны,
Доносит брызги моря,чаек крики,
И согревает,словно первый луч весны...

Приносит в сердце радость и надежду,
Приносит веру в то,что есть любовь,
Что велика,как мир и,как океан,безбрежна,
Что крепче стали, выше клятв, сильнее слов...


Читая,вижу светлый Валинор,
Стоящие в величии два Древа,
Горящие закатом пики гор
И Варду, звезд небесных королеву.

Как будто чую запах эланора,
Что свежий ветер с Запада несет
И слышу звуки песен из-за Моря...
И чайки крик уйти туда зовет.

Уйти за Море,в дивный край бессмертья,
Где нет ни скорби,ни печалей,ни забот,
В волшебный край,что не видал никто из Смертных-
Сокрыт он от людей за гранью вод...


Пусть говорят,что я уже большая,
Что глупо верить в сказки...Арды нет!
И в глупую игру мы все играем...
«Послушайте!»-скажу я им в ответ.

«Согласна. Мы играем,словно дети,
Как дети,верим в чудо и в любовь.
Мы-дети книг. В нас эти книги
Стремленье к сказке пробудили вновь.

Скажите,кто сказал,что Арды нету?
Нет, есть она! Она в наших сердцах!
Мы ее любим, и любовь к ней эта,
Жива будет,пока горит огонь в глазах...

Спасибо Вам за этот мир,Профессор,
За этот Вами выдуманный мир.
Такой прекрасный,светлый и чудесный,
Спасибо Вам за этот дивный мир!


Спасибо Вам за то,что моя жизнь,
Казавшаяся серой и унылой,
Наполнилась вдруг светом с новой силой.
Как будто звезды вдруг в душе моей зажглись.



Спасибо Вам за этот дивный мир,
Который полюбили мы,как дети,
Который нам звездой во мраке светит...
Спасибо Вам за этот дивный мир!


Акростихи(когда из первых букв строчек складываются слова)

Финроду

Финвэ потомок, блистательный нолдо,
Истинно мудр,благороден и смел.
Народа любимец,король Нарготронда...
Разве ты ведал,каков твой удел?
О нет,не напрасно лилась твоя кровь!
Другая спасая,себя не жалел,
Уйдя в мир иной,ты погиб-за любовь!

Арагорну и Арвен

Элендила наследник, Арнорский следопыт,
Людей король,народа, что в глуши забыт...
Ему любовь отдала Вечерняя Звезда,
Связала жизнь со Смертным,оставив навсегда
Свой род,отца,бессмертье эльфов...
А час настал, и призрак смерти
Разрушил жизнь...Мертв Арагорн,
Уйдя навек...Недвижим он...
И нет забвения,нет слез...
А что в душе? В ней лишь мороз.
Родные все ушли за Море,
В волшебный край,где нету горя.
Ей права нет туда уйти-
На Запад Смертным нет пути.


Песня о Нуменоре


Плачет волна,и чайки кричат.
Былое уже не вернется назад...
У бурного моря Изгнанник сидит,
С тоской на огромные волны глядит.

Нуменорэ,Нуменорэ,
Земля,поглощенная морем!
Нуменор,Нуменор,Нуменор...
Сколько лет уж минуло с тех пор?..

И слышишь ты в голосе волн голоса,
Но знаешь,что это-всего лишь гроза.
Погибли в пучине друзья и любовь...
К былому возврата не будет уж вновь.

Нуменорэ,Нуменорэ,
Земля,поглощенная морем!
Нуменор,Нуменор,Нуменор...
Сколько лет уж минуло с тех пор?..

Но плач твой не слышет сквозь грохот грозы,
Не видно в дожде твоей горькой слезы.
Лишь молнии блещут в дали грозовой...
Застыла на сердце холодная боль...

Нуменорэ,Нуменорэ,
Земля,поглощенная морем!
Нуменор,Нуменор,Нуменор...
Сколько лет уж минуло с тех пор?..



"Мир без любви"


Глазницы пустых квартир,
Лунный свет в пустых городах.
Войною разрушенный мир
И холод в людских сердцах.

Отголоски кошмарных снов
Превратились в реальность вновь.
Горький пепел сожженных мостов-
Мир,где не живет любовь.

Мир,утонувший в крови,
В предательстве,грязи и лжи.
Мир,что во зле лежит,
Если в нем нет любви.

Взрывы и выстрелов звуки,
Застывшие в крике губы...
Послушайте,мы же люди!
Зачем мы друг друга губим?!

Ведь мы рождены для любви,
Для радости,смеха,улыбок.
Но мир утопает в крови,
Вместо сердца-холодная глыба.

Нас мир бессердечием душит,
Глаза застилает дымом.
А мы,запирая души,
Спокойно проходим мимо.

Как спасти этот мир от тьмы,
Равнодушие бронь пробить?
Как спастись из бессилья тюрьмы?
Очень просто-начав любить.

Ты люби,не прося взамен,
Не кричи,не моли,не требуй-
Помолчи...И громады стен
Растворятся,исчезнут,как небыль.

Ты увидишь небесный свет
И поймешь-этот мир прекрасен!
Мир,что порой ужасен,
Если любви в нем нет.

Лишь одна в мире сила-любовь!
Она смоет и грязь,и кровь,
Разобьет равнодушия лед-
Лишь она этот мир спасет...



"Волшебный цветок"


В чужой,неведомой стране,
Среди угрюмых серых скал,
Что нежный вереск укрывал
Мягчайшим легким одеялом,
Стремясь к небесной вышине,
Прижавшись к серым диким скалам,
Цветок чудесный вырастал.
И легкий ветерок играл
Его красивыми листками,
Как будто гладил их руками,
Как будто бережно ласкал.
Быть может,из другого мира,
Где звезды блещут,как сапфиры
Среди рубиновых небес,
Спустился он на крыльях ветра,
Такой сверкающий и светлый,
Подобно чуду из чудес.
И вот меж скал он скромно рас,
Весь полон дивных светлых грез
О том родном далеком крае,
Полузабытом светлом рае,
Откуда ветер его нес...

По той неведомой стране,
Где рос цветок тот среди скал,
На резвом черном скакуне
Красивый юноша скакал.
Он был прекрасен,но угрюм
И болон беспокойных дум
О том,что там,в краю родимом,
Таком далеком и любимом,
Там,дома,ждет его Она.
Как он,тревожных дум полна
О милом,что в стране далекой,
Среди угрюмых скал высоких.
Наверно,думает о ней...
Ведь больше всех ему милей
Ее небесные глаза
Ни солнце, ни небес краса,
Ни даже вешняя гроза
Не могут и сравниться с ней-
Так мыслит он в душе своей
И ищет все подарок ей,
Такой,чтоб был ее достоин.
И оттого невесел воин,
Что нету в мире красоты,
Ее достойной. Ни цветы,
Ни солнца луч, что с неба светит,
Ни камни-Ничего на свете,
Ему казалось,не могло
Достойно быть его невесты,
Той, чьи глаза,как свет небесный...
Так,хмуря светлое чело,
По скалам серым он скакал
И вдруг цветок тот увидал,
И понял-лишь его искал
Он в этой сумрачной стране.
Сидя на верном скакуне,
Он бережно цветок сорвал
И быстро к дому поскакал...

И вот он прибыл. Вот дом тот,
Где дева милая живет.
Сейчас он трепетно прижмет
Ее к груди. Он входит в дом.
Но отчего так тихо в нем?
Где все? Где смех невесты милой,
Такой чарующе-игривый?
Так пусто в доме... Тишина...
Ну где же,где же,где она?!
В другую комнату он входит,
Навстречу тут старик выходит,
Седой совсем.Дрожит слеза
На дряблых старческих щеках,
Тоской полны его глаза,
В глазах застыла боль. И страх
Тут сердце юноши сковал-
Он старика того узнал,
Ведь это был Ее отец!
«Но что случилось,наконец?!»
И слышит он в ответ слова:
«Твоя невеста умерла...»
Вбежал он в комнату другую
И видит деву молодую...
Не может быть,нет,она спит!
Он ее гладит,теребит,
Целует в губы. Но она,
Как склеп могильный, холодна...
Не может быть! Не может...быть...
Она...мертва...не оживить...
Мертва...мертва...О,те слова
Разят больнее,чем стрела!
Он понял все. Нет даже слез.
Пробито сердце.Он встает,
Шатаясь, и к окну идет.
Цветок бездумно достает,
Что сдалека любимой вез,
И хочет бросить. ЕЕ нет...
Погас навеки дивный свет
Ее очей...Но он идет
К невесте, ей цветок кладет
На грудь,прощаясь...Подожди!
Биенье слабое в груди
Он уловил. Протяжный вздох
Раздался вдруг. И вот она,
Цветком пробуждена от сна,
Глаза прекрасные открыла,
И потянулась сладко.-Ох!
Как долго,крепко я спала
Сегодня ночью...Здравствуй,милый!
Она встает. Цветок упал
На пол. Никто не вспоминал
О нем...Поникли лепестки,
И,сжавшись,высохли листки...
Не будет ветерок играть
С его атласными листами,
И,лепестки его лаская,
Не будет солнце в нем сиять.
Не расцвести ему уж вновь...
Но для того и был он создан,
И к нам с небе на землю послан,
Чтоб так погибнуть-за любовь!

"Гибель роханского всадника"

Вперед, на бой! За край родной!..
Призыв над полем боевой
Созвал всех всадников на битву.
Взметнулись копья и мечи
Сердца у войнов горячи.
За короля,за край родной,
Готовы быть они убиты.

И мчиться всадник молодой,
На страшный бой, на смертный бой...
Вся мощь и доблесть предков в нем:
Горят глаза его огнем,
И в сердце пламенный огонь
Кровь горячит и сердце греет,
И меч,что,как заря,алеет,
Сжимает крепкая ладонь.
Но вот упал... Лежит герой
Пронзенный вражеской стрелой.

Лежит под трупами врагов.
И не видать ему теперь,
Просторных роханских лугов,
Восхода солнца над горой...
Он не откроет больше дверь,
В дом не войдет.И сын теперь
Навек остался сиротой.

Погиб герой, но вечно память
О нем в народе будет жить.
И не стереть,И не изгладить,.
И не заставить позабыть.

Чтит народ своих героев.
Качнув седою головою
Балладу менестрель споет,
Где доблесть война воспоет.

«Он славен был,он был могуч,
А меч сверкал,как солнца луч,
И звезд небесных чистота
Сияла в зеркале щита.
В его глазах огонь горел,
Себя в бою он не жалел...»
Он не погиб,он вечно жив-
Он вечно жив в сердцах людских!

Промчался век,и не один,
С тех пор,как витязь в битве пал.
И на кургане симбельмин,
Цветок могильный,расцветал...

Симбельминэ, цветок вечной памяти...

23:32 

Прощение(фанфик по Нарнии)

Как же трудно иногда бывает найти слова для разговора с собственной дочерью!Сьюзен и не нашла-они поругались и дочь, громко хлопнув дверью,выбежала из дома.
-Люси, милая моя,я хочу серьезно поговорить с тобой.
Четырнадцатилетняя Люси нахмурилась. Разговор явно не предвещал ничего хорошего.
-Скажи,зачем ты меня обманывала?
-Я не понимаю, о чем ты,мама,-буркнула Люси,отвершувшись.
-Я о том,что ты не ездила к тете Альберте.
-Кто тебе сказал?
-Наша соседка Мэри. Она видела, что ты гуляла с каким-то мальчиком.
-Мало ли что эта старая дура наболтает! Мама,почему ты веришь ей,а не мне?-голос Люси звучал правдиво, но пылающие щеки выдавали правду. Бедная девочка, она так и не научилась врать,не краснея!
-Люси, не ври мне. Я сама видела вас в окно.
-Ну и что?-вскинула голову Люси.-Да,мы гуляли с Дэйвом. Мама,я уже большая, неужели ты не понимаешь? И я буду гулять,с кем хочу!
Сьюзен вдруг вспомнилось,как те же самые слова кричала она собственной матери в свое время.
-Люси,-очень мягко сказала Сьюзен.-Я просто не хочу, чтобы ты повторяла моих ошибок. Понимаешь,я тоже была такой,как ты. И вела себя так же,точно так же. А потом вся моя семья погибла-и мама,и папа, и братья, и сестра Люси...
-Слышала сто раз!-грубо перебила девочка.-Сейчас ты мне опять будешь рассказывать,какая хорошая была эта Люси и какая я плохая! Так знай: я не желаю больше этого слушать! Мне ненужны эти лекции о твоей идиотской сестре-ангелочке, понятно?
Люси выбежала,резко хлопнув дверью. Сьюзен подошла к окну и прижалась пылающим лбом ко стеклу...
Как же не хочется, чтоб дочь повторяла ее, Сьюзен,ошибки молодости! Но разве Люси поймет ее?
Когда страшное крушение поезда унесло жизни всех ее близких, к Сьюзен пришло запоздалое раскаяние. Она плакала,молилась-но Великий Лев не слышал ее или не хотел слышать. Тогда она впала в отчаянье. Чего только не сделает отчаявшийся человек! И вот результат-Сьюзен поняла,что ждет ребенка. После долгих слез, предательства друзей и легкомысленного отца ребенка Сью поняла, что очень,очень хочет,чтобы было хоть одно существо в мире,которое бы любило ее.Она дала себе слово, что обязательно, обязательно постарается,чтобы девочка(а она почему-то была уверена,что это девочка) не повторяла ее ошибок.
Она назвала дочь Люси, в честь погибшей сестры. Но Люси не оправдала ее надежд. Она была похожа скорее на саму Сьюзен, которую когда-то «не интересовало ничего,кроме нейлона,губной помады и поклонников». Может быть, часто мелькала у Сьюзен мысль,это-расплата за ее поведение? «И за предательство»,-неизменно добавлял внутренний голос, но Сьюзен прогоняла его. После того,как Лев не внял ее мольбам,Сьюзен окончательно уверилась, что Нарния была лишь сном. По крайней мере, она убеждала себя,что уверилась в этом...
Сьюзен подошла к шкафу и открыла его... Сама не зная зачем, она потянулась за семейным альбомом,который после катастрофы у нее не хватало духу посмотреть. Вот ее отец в военной форме. Вот мать. А вот брат Питер. Маленький мальчик, ему всего семь лет,но как он смотрит! Это было лицо Короля... Вот снова Питер,вместе с ней,Сьюзен. Они играют в мяч. А вот и Эдмунд,мальчишка лет трех с озорным шаловливым лицом, прижался к старшему брату. Чувствовалось,что мальчик понимал-брат-его защита и опора. Вот снова Питер,уже подросший. А вот...вот Люси...Та, на которую так непохожа ее тезка-племянница. Девочка смеялась и весело махала кому-то рукой...
Фотографии...застывшие воспоминания... Сьюзен просмотрела весь альбом, словно окунувшись в тот мир, где она была беспечным ребенком,окруженным любимыми людьми. Вздохнув, она хотела поставить альбом на место,но тут из него выпала какая-то бумажка. Поставив альбом и закрыв шкаф, она нагнулась,чтобы поднять листок. И чуть не вскрикнула-на нее смотрел Аслан,Великий Лев. Присмотревшись внимательнее, Сьюзен поняла, что это-рисунок. Но как он был сделан! Глаза Льва были словно живые и смотрели прямо в душу, а грива, казалось,сейчас зашевелится от дуновения ветра. А с краю... С краю,на полях,были нарисованы они-четверо королей и королев Нарнии,уже взрослыми. Вот и она, Сьюзен Великодушная, Королева Волшебного Рога.
И тут Сьюзен словно прорвало. Опустившись на колени,она зарыдала. Так, как не рыдала со времени катастрофы.
-Аслан...-прошептала она.-Аслан,прости,прости меня,если сможешь! И...и ее прости,мою Люси.Не дай ей стать такой, как я! Не наказывай ее за мой грех,за мое предательство! Не дай ей оступиться, удержи от падения! Она единственный мой свет в окошке...Да, я не заслуживаю света, но прости,прости меня!
-Я давно простил тебя, дочь моя,-раздался Голос, который Сьюзен ни с кем бы не перепутала.
-Аслан!-воскликнула она. Подняв залитое слезами лицо, она увидела Его, Великого Льва. Он смотрел на нее глазами,полными слез,боли и невыразимой любви.
-Встань, Сьюзен, Королева Нарнии!
-Аслан!-потрясенно воскликнула Сьюзен.-Я не достойна быть королевой Нарнии! Я предала ее,предала Тебя! Предала всех,кого любила!
-Встань,Королева Нарнии Сьюзен,-повторил Лев.
Сьюзен встала.
-Не я ли,дитя, говорил тебе, что тот, кто однажды был королем Нарнии,навсегда останется им?
Сьюзен молчала.
-Посмотри мне в глаза, Сьюзен.
Сьюзен посмотрела Ему в глаза и ощутила, как из нее уходит боль и скорбь всех этих лет, а в душу вливается свет и радость,такая радость,какую она ощущала только в Нарнии. Она была прощена.
-Аслан,-тихо попросила Сьюзен.-Скажи мне...что стало со всеми моими? С тетей Полли, профессором Керком,мамой, папой, Питером, Люси,Эдмундом? С Эстэсом и Джил?
-Я рассказываю каждому только его историю, Сьюзен. Но могу сказать тебе-им хорошо. И они любят тебя по-прежнему, моя милая, любят и ждут к себе.
-Забери меня с собой, Аслан! Забери меня к ним!
-Тебе еще рано туда,дочь моя. Тебе надо вырастить свою дочь, а потом ее детей.
-Скажи...Люси...Она...она не будет,как я?
-Я рассказываю каждому только его историю, Сьюзен. Но у вас все будет хорошо. До свидания!
-Подожди,Аслан, не уходи!-закричала Сьюзен и...проснулась. Она лежала на холодном полу,рядом никого не было. Сон? Под рукой что-то хрустноло. Рисунок. Сьюзен перевернула его и увидела, что на другой стороне, где до того точно ничего не было,появился рисунок. Это был щит с изображением алого Льва.
В замке повернулся ключ. Вошла Люси.
-Мама,-тихо сказала девочка,не поднимая глаз.
-Люси?-Сьюзен подошла к дочери и слегка провела рукой по ее волосам.
-Прости меня, мама!

17:36 

Ну просто прелесть! Учитесь!

Вот как критиковать надо! Так, чтобы навек отбить охоту писать вообще что-либо(хы, не дождутся! все равно буду). А то никто, кроме Лиссы и Этери(но редко) даже тапком не врезал как следует. А надо бы! Чтобы был стимул стараться писать лучше.
Вот, учитесь:
www.kulichki.com/tolkien/for...95993#post95993

З.ы.: да, я действительно мазохистка! Моральная=))

17:37 

песня Следопыта

Все притихло вокруг, все молчит,
Молчалив лес порою ночной.
Но ты только не спи, Следопыт,
Но ты только не спи, о герой!

Не стучат по дороге копыта,
Звезды свет тихий на землю льют.
Тишина...Но не спят Следопыты,
Охраняя от бед мирный люд.

Плетет тьма прихотливый узор,
Восстает безымянный страх...
Но потомки твои, Нуменор,
Еще есть в этих мрачных краях!

Когда грозные тени встают,
Наполняя смятеньем сердца,
Только мы преграждаем им путь,
И от Тени не прячем лица.

Терпим голод, мороз, униженья,
Нас бродягами кличет народ.
Мы привыкли к скорбям и лишеньям...
Так за годом сменяется год.

Но доверены нам не случайно
Нити судеб обычных людей:
Сохранился средь страйников тайно
Род потомком былых королей.

И мы верим, что час тот настанет,
И мы верим, что час тот придет,
И под Белым Древом тот встанет,
Кто на бой смертный нас поведет.

Встанет войско войско Нарушивших Слово,
Вновь от грохота вздрогнет земля,
И взовьется над битвою снова
Древо Гондора-стяг Короля!

18:11 

моё нечто без названия

Заходит солнце...И последний луч заката
Морские волны превращает в кровь.
День умирает...Но мы верим свято:
С восходом солнца день настанет вновь.

С деревьев падают с тоской по лете листья,
Нагие ветви скроет снега пелена.
Но верю: вечно это не продлится,
И к нам опять когда-нибудь придет весна.

Ничто не вечно. Все меняется,уходит,
Сменяет лето осень а зиму-весна.
Проходит радость, и печаль проходит,
Лишь на губах оставив терпкий вкус вина.

Мы ждем, и ночь сменяется рассветом,
Мы верим,что плохое всё пройдет.
Оно пройдет...Но осень сменит лето,
Вино заката в небе солнце разольет...

Песчинки времени текут спокойно в вечность.
Часы веков,увы,нельзя перевернуть.
И знать нельзя,что ждет нас :бесконечность
Иль, может, жить осталось пять минут?

Жизнь-трудный путь в сплетении дорог,
Похожем на круговорот воды в природе.
Но жизнь-она похожа на курок,
И мы живем,пока курок на взводе...

22:30 

Нечто пошло-сопливое, что должно было быть другим, но не удалось

Альмир и Альталатиль




Ветер донес чей-то плач,полный отчаянья и безысходности. Альмир вздрогнул. Он знал, что об этих развалинах старого замка ходили какие-то смутные легенды. Редкий храбрец отваживался проезжать здесь ночью, но Альмира никто не посмел бы назвать трусом. Он не верил слухам, но сейчас, ночью, рядом с развалинами, ему стало по-настоящему жутко. Он хотел поскорее пройти мимо, но что-то заставило его повернуть к замку. Кто знает, может, это и не призрак вовсе плачет холодной ночью среди таинственных развалин, а с человеком случилось несчастье?
Альмир пошел на звуки и вскоре увидел девушку. Она была одета явно не по погоде - белое платье не могло защитить ее от ночного холода, а ноги были и вовсе босыми. Длинные черные волосы были распущены и доставали до талии.
«Точно, призрак»,-подумал Альмир. Первой мыслью было бежать отсюда, пока сам цел. Но что, если это обычная земная девушка и ей нужна помощь?
-Ты кто?-спросил юноша дрожащим голосом.
Девушка подняла голову и грустно улыбнулась.
-Я? Когда-то, ровно сто лет назад, я была Альталатилью, а теперь я – безымянный призрак, обреченный навеки скитаться по этим печальным развалинам. Не бойся меня, путник, я не причиню тебе зла. Но лучше уходи отсюда.
Сердце Альмира сжалась. Дева-призрак была прекрасна, он еще никогда не видел такой красоты. Неужели ей ничем нельзя помочь?
-Ты ничем не сможешь помочь мне,-сказала Альталатиль, словно читая его мысли. –Нет, ничем... Лучше уходи...
Альталатиль закрыла лицо руками.
-Уходи...-повторила она безнадежно.
- Послушай! - сказал Альмир. Он хотел положить ей руку на плечо, но она ушла в пустоту. –Ты, конечно, можешь выгнать меня, я не стану тебе навязываться. Но зачем ты делаешь это? Разве не лучше будет, если я буду приходить сюда и беседовать с тобой?..
Альмир сам не знал, зачем он сказал это. Он сразу же пожалел о своих словах и хотел взять их обратно( ходить каждую ночь к этим жутким развалинам?!), но тут увидел выражение ее лица. Оно осветилось надеждой,глаза засверкали.
-Ты не шутишь?- с надеждой спросила дева-призрак.
«Я пошутил»,-хотел сказать Альмир, но слова застряли в горле. Это было бы очень жестоко...

Альмир стал приходить к развалинам старого замка каждую ночь. Сначала- из жалости, а потом... Потом он понял, и не мыслит жизни своей без Альталатили. Сначала он отмахивался от этих мыслей, но потом осознал: это бесполезно. Ему казалось, что он раскололся на две части. Рассудок говорил: «Опомнись! Как можно любить призрака?!» А вторая часть упорно твердила : «Я люблю ее».
Они могли беседовать часами. Они говорили обо всем на свете, не уставая друг от друга, но каждый раз с восходам солнца Альталатиль исчезала, иногда не успев договорить фразу. Лишь об одном девушка упорно молчала-о том, как она стала призраком. Не говорила она и того, как можно спасти ее, хотя по лицу Альмир видел, что она знает это. Знает, или догадывается. Но почему, почему, недоумевал он, не хочет она открыть свою тайну, не хочет снова стать обычной земной девушкой? Неужели она думает, что Альмир откажется сделать для нее то, что спасет ее, пусть даже это будет сопряжено с опасностью для него самого?
Альмир решил любой ценой узнать, как спасти Альталатиль. И он решил отправиться к старому Волшебнику, что жил в старом замке на окраине страны. Сказав Альталатили, что уезжает на какое-то время, он отправился в долгий путь. Тридцать долгих дней он добирался до замка Волшебника, и вот, наконец, достиг заветной цели. Вот он-замок знаменитого чародея...
Альмир переходил из одного зала в другой, но Волшебника нигде не было. Пахло плесенью, на полу лежал слой пыли толщиной в палец. Неужели Волшебник умер и он, Альмир, зря ехал сюда?
-То, что задумал ты, совершить нелегко! - послышался сзади голос.
Альмир вздрогнул и оглянулся. Никого кругом не было. По спине пробежали мурашки...
-Да не туда смотришь, юноша!-голос звучал насмешливо.
Альмир еще раз оглянулся по сторонам и увидел старое зеркало, покрытое пылью. Кажется, голос шел оттуда. Альмир подошел и смахнул рукавом пыль. И отшатнулся-на него смотрели чьи-то хитрые глаза.
- Кто ты?-спросил юноша.
-Кто-кто,-проворчало лицо. – Двойник я.
-Чей двойник?-не понял Альмир.
-Да не твой,-проворчало лицо. – Я двойник Волшебника, отражение его, так сказать. Волшебник-то умер год назад, а я остался. Может, ты все же вытрешь пыль целиком?
Альмир рассеянно кивнул и тщательно протер зеркало от пыли. С ним еще никогда не разговаривали зеркала.
-Старикашка-то мой, -продолжал двойник Волшебника, который, очевидно, был не прочь поговорить с кем-нибудь – еще бы, год просидеть в одиночестве, запертым в зеркале!- волшебником был. Ну и вещи у него, соответственно, тоже волшебными были. А которые не были-так он их делал волшебными. Неинтересно, понимаешь, ему с простыми вещами-то было... Так вот. Взял он однажды зеркало это, да и заколдовал свое отражение. Так, чтобы оно существовало в зеркале независимо от него самого. Да не подумал, колода старая,-тут двойник Волшебника сплюнул,-как отражению без него жить-то будет? Живу тут, понимаешь, один-одинешенек!-отражение всхлипнуло.
- Значит, я зря ехал сюда,- грустно сказал Альмир.
-Как зря?-вскинулось отражение.-Ничего не зря! Развлек меня, дом мой от пыли почистил...
-Я же не за этим ехал!-горестно перебил Альмир. – Я хотел спросить у Волшебника... Одну очень важную вещь...
-Не за этим, конечно, не за этим,-согласно закивал старик в зеркале.- Ну так ты мне договорить не дал! Что за поспешные люди нынче пошли! Я же с того и начал: не легко тебе выполнить то, что ты задумал...
-Ну! - нетерпеливо воскликнул Альмир. – Ну, что ты замолчал, говори же!
Зеркало обиженно засопело.
- А ты опять перебивать меня будешь?
-Не буду! – заверил Альмир. – Ну, хочешь...Хочешь, я тебя на какое-нибудь светлое место переставлю, чтобы на тебя солнце светило и не было так скучно?
- Хочу, конечно! – довольно заулыбался двойник Волшебника. – Вот это – другой разговор! Так вот... Волшебник-то много чего при мне делал, и я многому от него научился и многое узнал. Так вот, слушай, что я тебе скажу, юноша! – лицо вдруг стало необычайно серьезным. – Трудно спасти Альталатиль, очень трудно. И это потребует от тебя большой жертвы.
-Я на все готов ради нее! – пылко воскликнул Альмир.
- Тогда слушай. Когда-то, сто лет назад, Альталатиль была обычной девушкой, только очень бедной. Однажны ночью в полнолуние она проходила мимо развалин старинного замка. Ей захотелось пить, и она подошла к пруду. Вдруг на дне ей почудилось сверкание золота. Это был заколдованный клад, который показывается только в полнолуние и только на короткое время: от полуночи до часу ночи. Альталатили подумалось, что она может достать этот клад со дна пруда. Не долго думая, она нырнула в пруд и подплыла к сундуку. Несчастная девушка коснулась его, и...
- И? - нетерпеливо спросил Альмир. – Рассказывай же!
-И она была наказана за свою жадность и поспешность. На сундук наложено тяжкое заклятие: тот, кто коснется его, превратится в призрака, обреченного бесконечно скитаться по развалинам замка, пока...
-Пока что? Не томи, скажи, что мне сделать, чтобы спасти ее от чар?
-Пока не найдется кто-то еще, кто захочет завладеть сокровищем. Как только он коснется сундука, Альталатиль освободится от заклятья и превратится в обычную девушку, но он сам станет призраком. Так что, храбрый юноша, решать тебе. Готов ли ты пожертвовать всем ради того, чтобы Альталатиль была свободна? Готов ли ты к годам долгих и одиноких ночных скитаний среди развалин?
-Да, -чуть слышно прошептал Альталатиль, сжимая кулаки.-Да...
-Тогда желаю тебе удачи. Пусть сердце твое укрепится в верном решении. Доброго пути!
Альмир молча переставил зеркало на подоконник так, чтобы на него падал свет. Говорить не было сил. Он знал, что он должен сделать.
Как прекрасна трава под ногами! Как приятно пахнет свешескошенное сено! Как красивы эти цветы... Ничего, ничего этого он больше не увидит. Этой ночью, в полнолуние, его домом станут мрачные развалины, поросшие мохом, а единственными собеседниками – совы да летучие мыши. Потому что он не будет выходить, если Альталатиль придет к нему ночью. Она должна будет забыть его и обрести свое счастье. Довольно ей уже ста долгих лет страданий...

Альталатиль вздохнула. Где Альмир? Они уже не виделись очень давно, он предупреждал, что уезжает. Не раз в душу закрадывалось смутное подозрение – что, если он на самом деле никуда не уезжал, а просто не хочет больше видеть ее. Зачем человеку она, дева-призрак, которая полюбила его всей душой? Они никогда не смогут быть вместе, а ему нужно строить свою собственную жизнь...Человек и призрак не могут быть даже друзьями.
Вдрук Альталатиль ощутила смутное волнение. Каким-то чутьем она почувствовала, что рядом с Альмиром стоит Беда. И если его не спасти сейчас – будет поздно. Сама не зная почему, она помчалась к пруду. Там стоял Альмир. Он явно собирался прыгнуть в воду, но все не решался.
-Альмир, нет! – закричала она. – Не тронь эти сокровища! Они заколдованы! Если ты дотронешься – ты сам станешь призраком.
- Я знаю это, Альталатиль,-спокойно сказал Альмир.
Знает? Знает? Значит, он пытается спасти ее? Но она не может этого допустить! Пусть лучше она навек останется заколдованной, но с ним все будет хорошо. Она стала привидением по своей вине, по собственной жадности, но Альмир не жаден, он просто хочет помочь ей, и он заплатит за ее спасение страшной ценой.
-Не смей спасать меня таким образом! – закричала она, пытаясь схватить его за рукав, но призрачная рука девушки прошла сквозь одежду.
-Это мой выбор, Альталатиль. Я хочу, чтобы ты снова стала собой. – И Альмир решительно шагнул в воду прямо в одежде. Вот он, заветный сундук, как хорошо его видно... К сердцу подкрался ужас... Вот они-последние мгновения его человеческой жизни. Как не хочется с ней расставаться! Может быть, пока не поздно, всплыть наверх? Альталатиль поймет, Альталатиль простит-уж она-то знает, как это ужасно - быть бестелесным духом! Нет...Решительными движениями он подплыл к сундуку и рванул его на себя. Тот оказался на удивление легким и стал поддаваться. Воздух кончался. Последним усилием Альмир рванул сундук к себе и стал всплывать вместе с ним.
Альталатиль внезапно ощутила тяжесть. Ноги подкосились и она стала медленно падать...
Выплыв вместе с сундуком на поверхность, Альмир увидел, что Альталатиль медленно оседает на землю. Кинувшись к ней, он поймал ее и прижал к себе... Неизвестно, сколько времени прошло, прежде чем Альмир осознал – он держит ее в руках! Держит, и руки не проходят сквозь нее, как раньше! Еще не веря, он наклонился и поднял с земли камень. Он держал его! Сомнения быть не могло – они оба были людьми!
-Альталатиль! – закричал юноша. – Мы спасены, Альталатиль! Спасены! Спасены!
Стены вторили ему эхом: «Спасены!» Они посмотрели друг на друга и...засмеялись. Сначала тихо, а потом все громче. Казалось, печальные стены удивляются этим звука – сколько лет здесь не звучал радостный смех?
-Альталатиль!-прошептал Альмир. – Я люблю тебя...
Бывшая дева-призрак ничего не ответила, но в ее глазах Альмир прочел больше, чем можно было выразить словами. Он наклонился и поцеловал ее. Губы были теплыми...
Восходящее солнце поднялось над горами, и его лучи осветили Альмира, Альталатиль, развалины замка и сундук, полный золотых монет. Никто из них и не думал исчезать. Даже двойник Волшебника в старом зеркале не знал, что никакие заклятья и чары не властны над любовью. А может, и знал – кто его знает?..

17:56 

первая попытка написать стеб по Арде

Как все было на самом деле,
Или
Буйный день рождения Ангмарца


Снова в Мордоре веселье-
У Ангмарца «день варенья».
Ему Саурон подарил...
Не-не-не, не сильмарил!
Подарил ему кинжал
Арнорской работы.
Но Ангмарец задрожжал
Сразу от чего-то,
И куда-то убежал,
Не ценя заботы.

Решил Саурон угодить
Милому Ангмарцу.
Велел оркам притащить
Книжку пьесок Шварца.
Назгул дар не оценил,
С гордостью отринул.
«Вот бы мне сейчас Нарсил,
Я бы тебе двинул!»
Вот из Гиблого Болота
Тянет Саурон бегемота.
«Вот подарок от меня-
Будет те замест коня!»
Тут Ангмарец офигел,
Началась икота:
«Сау...ты чё-офонарел?!
Иди ты...ик...к Морготу!»
Бедный Саурон отвалил,
Пряча в сердце злобу.
«И зачем я приветил
Эту тварь из гроба?!»

А тем временем пришли
Харадримы в гости,
Гроб в подарок принесли
Из мумачьей кости.
Даже Шелоб приплелась,
Мило щуря глазки.
Смеагол за ней принес
Десять ведер краски.
Ощерил свой назгул рот
В подобие улыбки:
«Дуй-ка, Голлум, в Горгорот,
Полови там рыбки.
Нету рыбки? Не беда,
Ну, половишь орков...
Орки все пришли сюда?
На вот хлеба корку.
Все, вали отсюда. Ну!
Что, жить надоело?
Ща под зад ногою пну!
Во, другое дело!»
И достал Ангмарец тут
Бочки со здравуром.
«Эй, зовите кто-нибудь
Друга Гортхаура!»
Орки быстренько пришли,
Саурона привели.
Начал тут народ бухать,
Начал Мордор тут гулять...

Сильно выпивший назгул
Молвил Саурону:
«Слышь, приятель Гортхаур,
Ты сними корону!
Не пойму я, хоть убей:
Ты чё такой готичный?
Надо тебе стать светлей,
Так будет поприличней!»
«Ты, назгуля, окосел!
Ты ж тоже, вроде, Черный!
Твой базар-эт беспридел
Ваще, в натуре, полный!»
Но Ангмарец притащил
Подарок Смеагорла,
Швабру с тряпкой опустил
В синий цвет проворно.
«Я покрашу тебя в синий,
Чтобы стал ты покрасивей,
Назгулов покрашу в голубой.
Ну охота постебаться,
Как начнут они влюбляться...
Эх, ну не могу, люблю яой!»

Саурона перекрасив,
Назгул обернулся
И, Шаграта увидав,
Хитро ухмыльнулся.
«Из миллионов мерзких рож
Твоя, Шаграт, всего ужасней.
Тебя в оранжевый покрасим-
Ты так на Ющенко похож!».
Покрасив четверть Барад-Дура
Ангмарец, наконец, устал,
Допив остаточки здравура,
Совсем бухой под стол упал.
Но тут приперся Саруман,
Неся еще здравура...
Ох, долго Саурон разгребал
Обломки Барад-Дура...

Я вам всю правду рассказал,
Жестоко, без прикраски.
А то, что Толкин написал-
Вариант для детской сказки.
Мораль же песни такова-
Не пей здравур, купи пивА!

00:58 

Мир,которого нет...

Обманы,мелочные ссоры,
Обиды,склоки и раздоры,
Шоссе, бетонные заборы,
Мышины,дым и светофоры.
Потоком льется из эфира
Вся грязь изгаженного мира,
И отравляет мозги,душу...
А сердце просится наружу,
Но нет,не вырваться из плена,
Вокруг лишь стены,стены,стены...
Круги дорог,домов квадраты,
Фальшивость вечных суррогатов,
Ток-шоу, попса,гламур,наряды
И жгучий холод людских взглядов.
Звесь друг на друга всем плевать.
И как же хочется сбежать
В тот мир,где не погибла честь,
Не отравила души лесть,
Где бродят эльфы,скачут кони,
И падает в твои ладони
Прекрасный,чистый звездный свет-
Сиянье Светлой Элберет.
Там эльфы, хоббиты живут,
И гномы свой мифрил куют
В подгорных сумеречных залах...
Но нет путей и нет вокзалов-
Туда не ходят поезда,
В тот мир уносит лишь мечта.
И нет дорог, и нет мостов,
Нельзя пройди сквозь грань миров,
Не проломить границы лет,
Влюбившись в мир,
прекрасный мир,
волшебный мир...
Тот дивный мир,которого нет...

00:11 

стеб-2, или неформальное Средиземье

Однажды злобный Саурон,
Рассорившись со всеми,
Решил: «Тогда я всем назло
Возьму, и стану эмо!»
И чтоб принять достойный
Для эмо-боя вид,
Создал себе отстойный,
По-моему,прикид:
Взял,розовою краской
Плащ рерный расчертил,
Подкрасил тушью глазки
И челку напустил.
Пришел Ангмарец в Мордор,
Саурона увидал,
Вернулся в Минас-Моргул...
И...тоже эмо стал.
НазгУлы остальные,
Чтобы не отстать,
Стали,как больные,
Плакать и стенать.
А рядом сидит плачет
Балрог – эмо-бой:
«Я вам не нужен, значит?
Эх...жизнь вообще отстой!»

А орки в это время,
Надыбавши здравур,
Устроили веселье
На весь на Барад-Дур.
Забрался тут повыше
Какой-то орк бухой
И так,чтоб было слышно,
Вдруг заорал: «Панк хой!»
Тут началось такое!
Шумит весь Барад-Дур
И заглушает воем
Мелодию Айнур(даже не спрашивайте,при чем тут Айнур!)
И орки,жутко воя
Под громкий панк-музон,
Хотят идти толпою
Делать причесон.
Им тут навстречу вышел
Наш эмо-Саурон.
Они стоят, не дышат.
О Мелькор! Это-ОН?!
Замест короны-кепка,
Лохматы волоса,
На шее-шарфик в клетку
И челка на глаза.
Тут зарычал по пьяни
Какой-то урук-хай:
«Чего стоите, дряни?
Хватай его,хватай!
Ты нам,того, не в тему,
Тебя мы бить должны-
Мы бьемся против эмо
За мир родной страны!»
И тут они,все разом,
Пустивши в ход кулак,
Поставили под глазом
Гортхауру синяк.
Потом его связали,
Как следует побили,
В бочку затолкали
И в Андуин спустили.
Ангмарец, с собой взявши
Назгула одного
Свалить отсель пытался-
Поймали и его.
Семь назгулов осталось,
Семь бед-один ответ:
Звязали,как попалось-
И к Шелоб на обед.
Ура,ура! Победа!
Повержен Саурон!
Поставили кассету,
И вновь гремит музон...

А в это время мимо
Эльф-странник проходил
И острым ухом дивным
Музончик уловил.
Тут дивный мозг пронзила
Чудесная мысля,
И эльфа озарило:
«А чем же хуже я?
Давно уж миновала
Первая эпоха.
Хочу быть неформалом-
А что,совсем неплохо!
Был раньше я арфистом,
Был дивен мой вокал.
Так стану ж метелистом!
Да здравствует метал!»
От этой «дивной» мысли
Эльф вовсе ошизел:
В прикиде металиста
Явился в Ривенделл.
За орка местные приняли,
И подняли жуткий визг,
И эльф-странник,чтоб остали
Дал послушать один диск...
Такого в Ривенделле
Не видывал никто:
Все эльфы поодели...
Ну Моргот знает что!
Банданы нацепили,
Волосы завили.
Про Элберет забыли-
Manowar включили.
Все это Элронд услыхал
И вымолвить лишь смог:
« Вот это мощь,вот эт вокал!
О Элберет...Oh, Metal rock! »

Пришел к ним в гости балрог-эмо-
От орков-панков он сбежал,
Но оказался здесь не в тему:
Все эльфы слушали метал.
В лесу,на солнечной полянке
Сидят-гуляют орки-панки.
Разгромили Барад-Дур-
Там закончился здравур.
Вот и готы-харадримы,
Рядом с ними гот-вастак,
И бубнит неутомимо
Рэп под нос себе мумак.
Разделился Минас-Тирит:
Кто-то панк, а кто-то – гот.
Теоден напрасно мирит
Буйный роханский народ.
Гномы дружно стали хиппи
И на солнышке лежат,
И на все на это хитро
Полурослики глядят:
«Хоббиты-народ отсталый,
Что нам блажь с большой земли!
Нам плевать на неформалов-
Эмо-балрог, отвали!
Мы Чайковского послушать
Любим поздно вечерком,
Бах ласкает наши уши
За вечерним за чайком.
Что панк-рок? Что метал-кинги?
Что нам дивный ваш музон?...»
И с Бетховеном пластинки
Мирно крутит граммофон...

Тут от жуткого кошмара
Вдруг проснулся Леголас
И решил,что,видят Валар,
Пить он будет только квас!

19:18 

и так знаю, что неудачно получилось. Я не люблю такую кольцевую рифму...Да и тема мне не близка,просто нашло что-то...
Память об Альквалондэ

Бессмертный, рожденный в сиянии звезд,
Я помню лик Варды,Деревья благие...
В гордыне нелепой мы шли,как слепые,
И сами,ликуя, обрушили мост...
Я помню величье и мощь Нарготронда,
И боль страшной Битвы Бесчисленных слез...
Переход через Льды...Тот ужасный мороз...
Эту страшную Клятву...И бой в Альквалондэ...
Я помню,как мы,опьяненные кровью,
Дрались,как в безумьи. И снова Резня
Преследует в страшных кошмарах меня,
В холодном поту просыпаюсь я снова.
И память безжалостным когтем горячим,
Подобно металлу,впивается в грудь.
О,если бы мог я назад все вернуть!
Все было б,клянусь я вам Эру,иначе!
Зачем мы восстали тогда брат на брата?
Зачем на сородичей подняли меч?
Нет сна,нет покоя...В мерцании свеч
Сейчас осознал я,что память-расплата.
И в душу,как будто невидимый нож,
Вонзается боль.И в невидимом крике
Заходится сердце...Я вновь вижу лики
Невинно убитых...О,их не вернешь!
Зачем я бессмертен,кто даст мне ответ?
Как давит на сердце мне тяжесть столетий!
Бессмертны, увы,Эру старшие Дети,
И память, к несчастью, с души не стереть...

23:58 

Книга

Меж страниц желтых-пыль...
Позабытая быль...
В мир мечты приоткрытая дверца.
И чуть слышимый вздох
Из далеких эпох
Отзовется в биении сердца.

Меж чарующих строк
Зазвучит громкий рог,
И в глазах вспыхнет ярое пламя.
Близок враг,пробил час!
Так вперед, не страшась!
Победим иль умрем!Выше знамя!

Грозный отблеск клинков,
След ушедших веков,
Позабытых рассветов зарницы...
Тихо светит луна.
Город спит. Тишина.
Шелестят равномерно страницы.

22:38 

нашло что-то...

Сон

Уходи по дороге в легенду
По лучу серебристой луны,
Что волшебным сияньем нетленным
Чуть коснулся зеленой волны.
Мерцающим звездным сияньем
Раскинется призрачный мост:
Он ведет в мир забытых желаний,
Куда до зари ты уйдешь...

13:47 

Еще раз посмотрев "Мы из будущего"

Там озеро такое в фильме, похожее на одно озеро тут поблизости. Возле нашего озера тоже бои шли, вся земля в воронках. И меня вчера поперло. Не судите строго.

Отголосок войны.

В холст судьбы вплетены
Нити прежних эпох,
Отголосок войны
Все еще не заглох.
Средь лесной тишины-
Вздох...

Здесь тогда шли бои,
И кровавой зари
Отблеск виден сквозь десятилетья.
Хоть травой поросли
Ямы-раны земли,
Но их все-таки можно заметить.

Это было - когда-то здесь рвались снаряды.
Это было-лежали здесь мертвые рядом
Свои и чужие,
Враги и родные-
Совсем молодые мальчишки-ребята.

Здесь рыдала земля
От пожаров и ран,
Словно факел горя,
Танки шли на таран,
Был в крови, как заря,
Туман.

Воздух выл и звенел,
Лес стонал и горел,
Капал дождь из расплавленной стали.
И жестокий свинец
В грудь вонзался. Конец.
Мать-отец, поминайте как звали...

Это было – когда-то рвались здесь снаряды.
Это было – когда-то дрались здесь солдаты.
И грохот подчас
Долетает до нас,
Чтоб помнили то, что забыть нам не надо...

00:55 

Рождественская сказка

Не воспринимайте серьезно и не судите строго детскую сказку:)

Обидно, когда ты никому, совсем никому не нужен. Особенно, если тобой когда-то все восхищались, хвалили...
Это был автомобиль крутой марки, принадлежащий Очень Важной Персоне. Они гордились друг другом – Автомобиль и Очень Важная Персона. Очень Важная Персона, полный мужчина средних лет, очень любил демонстрировать Автомобиль своим гостям – тоже очень выжных персон. Гости, восхищенно ахая и цокая языком, бережно касались пальцами его полированой поверхности, а хозяин с гордым видом похлопывал его по капоту, приговаривая : «Ух,какой,а? Зверь, а не машина! Железный скакун!»
Когда они ехали по улицам, ловя восхищенные взгляды, Автомобиль жалел, что не умеет,как настоящий скакун, гордо выгибать шею. Ему хотелось кричать своим менее престижным металлическим собратьям: «Смотрите,смотрите на меня! Вы такие грязные, пыльные, совсем обычные! А я! Новенький, блестящий! И хозяин мой мне под стать –Очень Важная Персона!»
Так Автомобиль лет пять или шесть прослужил верой и правдой Очень Важной Персоне. Постепенно стал он замечать, что все реже раздаются комплименты в его адрес. А один раз он и вовсе услышал. Как гость его хозяина говорил: «И не надоело тебе шестой год кататься на одной и той же машине! Это же не престижно! Купи себе иномарку!» И правда, все больше становилось на улице автомобилей, и среди них все больше попадалось новеньких блестящих иномарок.
Вот и продали Автомобиля приятелю Очень Важной Персоны, персоне тоже важной, но чином пониже. Но недолго служил ему «железный скакун» - продал его хозяин какому-то странному человеку со стриженым затылком.
Этот человек сразу не понравился Автомобилю – и правильно не понравился! Бандитом он оказался. И попал однажды бандит этот в перестрелку. Изрешетили пули гладкую поверхность Автомобиля, выбили стекла. Бандит-то жив остался, отстрелялся, а вот Автомобиль изуродованный не нужен ему больше был. И был Автомобиль продан – за бесценок.
Перепродавали его несколько раз. Послужил он сначала инженеру, потом врачу, потом автомеханику, потом лохматому рассеянному художнику, потом человеку с очень большой и шумной семьей.
Автомобиль полюбил эту семью, на сколько может любить автомобиль. И было этому несколько причин. Во первых, дети, особенно младшие, восхищались автомобилем, и это напоминало ему дни давно ушедшие и льстило его автомобильему самолюбию. Во-вторых, содержали они его в чистоте и порядке, в отличии от рассеянного художника. А в-третьих, даже он, Автомобиль, чувствовал, что эти люди любят друг друга. Не напоказ, но крепко, по-настоящему. И сердцем-мотором своим ощущал Автомобиль волны этой любви, исходившей от них, и становилось ему тепло и спокойно.
Однажды холодной зимней ночью Автомобиль подвез семью к какому-то величественному красивому Зданию, которое семья называла собором. Хозяева пошли вовнутрь, а их верный железный конь ждал их снаружи. И думал он, как похожи снежинки на звезды, а звезды – на огонечки, которые виднелись сквозь разноцветные витражи собора.
Наконец, они вышли, радостные и сияющие, как эти огонечки. «С Рождеством!»-говорили они друг другу. Автомобиль не вполне понял , о чем говорят хозяева,но запомнил, что Рождество – это что-то такое светлое-светлое и радостное-радостное.
Радостной была и вся его жизнь с этой семьей, и иной жизни он не желал, но в один момент все закончилось. Старший ребенок семьи, уже юноша, взял без спроса Автомобиль-покататься. И разбился. И Автомобиль разбил – так,что не починишь.
И попал наш Автомобиль на свалку. Никто теперь его не хвалил, не ахал от восхищения – да и чему тут восхищаться,когда весь насквозь он проржавел, а все окна и фары были выбиты? Но хуже всего было то, что он был никому, совершенно никому не нужен, и это больше всего его угнетало.
На проржавевшую крышу ложились снежинки. В темном небе не было ни луны, ни звезд – все было затянуто тучами. Холодало.
Вдруг раздалось тихое жалобное поскуливание. Автомобиль увидел бродячую собаку. Шерсть ее свалялась, и она прихрамывала на левую лапу.
- Почему ты плачешь, бродячая собака?
- Я не бродячая! – всхлипнула собака. – Еще недавно у меня была хозяйа, а теперь...
- Она выгнала тебя? – с сочувствием спросил Автомобиль. Он уже насмотрелся на свалке на брошеных и просто бродячих собак, никому, как он, ненужных.
- Нет,что ты! Хозяйка меня очень любила! Но к нам пришли какие-то странные люди в белых халатах и увезли хозяйку на большой машине с красным крестом. А человек, у которого она снимала квартиру, выгнал меня. А плачу я потому, что сегодня ночью должны появиться на свет мои щенята. Что будет с ними в такой холод? – и собака заплакала еще горше.
- Вот что, собака! – сказал Автомобиль. – Забирайся ко мне вовнутрь, все же теплее.
Собака согласилась. Автомобилю отчаянно хотелось помочь ей, но как? Мотор давно вышел из строя, а с ним и чудесное обогревательное устройство, которое Большая Семья называла в шутку печкой.
- Пожалуйста! – Автомобиль не знал, кого он просит. – Я так хочу помочь им, согреть их!
И вдруг... Вдруг он почувствовал, что его мотор заводится. Невероятно, но это было так! И чудодейственная «печка» тоже вдруг заработала.
Автомобиль был счастлив. Теперь щенята не умрут от холода, а он наконец-то нужен кому-то...

- Смотри, Лен, машина! – четырехлетний мальчишка тянул за собой девочку лет тринадцати, показывая рукой на свалку, где валялся старый ржавый автомобиль. – Давай посмотрим!
- Да ты сдурел, Антон! Что скажет мама, если ты будешь шастать по свалкам?
Но Антон уже не слушал сестру и подбежал к машине.
- Лена, Лена! – закричал он в восторге. – Лена, тут щененки!
- Какие еще шенёнки? Почему ты не слушаешься? – подбежав, Лена схватила брата за руку и потянула прочь. Тот упирался. – Пошли!..ой..да тут точно щенки! Маленькие совсем, слепые,новорожденные! И как же они не замерзли в такой мороз?
- Да это рождественские щенки! Лен, они же на Рождество родились, значит, они рождественские! Наверное, это их Бог спас, чтоб не замерзли, в честь Рождества!
- Да не кричи ты так! Постой... Антошка, это же собака бабы Любы, Дианка! Как бабу Любу в больницу увезли, она по ночам выла, так ее Максимыч и выставил из квартиры! Баба Люба,как вернулась, так переживала!
- Вау! Класс! – закричал мальчишка. – Лен, а давай сейчас занесем Дианку бабе Любе, а себе возьмем щенёнка? Ну хотя бы одного, Лен! Пожа-а-луйста!
- Вот неугомонный! – засмеялась Лена. – Щеночки еще маленькие, они пока с мамой быть должны. А потом, может, и возьмем одного себе, если мама против не будет.
- А мы ее уговорим, Лен, уговорим, правда? Ну правда же?..

Дети ушли, неся на руках больную Дианку и ее трех щенков, а Автомобиль снова остался один. Но теперь он был счастлив. Ему казалось, что он снова везет Большую Семью по молчащему ночному городу домой, а в воздухе витает таинственное и прекрасное слово – «Рождество».

14:35 

Дописала стихотворение "Сон"

Уходи по дороге в легенду
По лучу серебристой луны,
Что волшебным сияньем нетленным
Чуть коснулся зеленой волны.

Мерцающим звездным сияньем
Раскинется призрачный мост,
Что ведет в мир забытых желаний,
Куда до зари ты уйдешь.

И вот за прозрачным порогом
Приоткроется звездный эфир,
И в крутящем воздушном потоке
Ты умчишься в тот сказочный мир,

Где озера и реки глубоки,
Где чисты и светлы небеса,
На листах и на травах высоких
Серебристо сверкает роса.

В быстром вальсе там кружатся звезды,
Рассыпаясь над гранью воды.
И блестящую звездную россыпь
Зачепнешь, как сокровища, ты.

И, как сотни мельчайших алмазов,
Вдруг пойдет звездно-капельный дождь,
Осыпаясь осколками фразы,
Простучит, что «your hopes aren’t lost».

И,проснувшись, почувствуешь силы,
Чтобы дальше бороться,чтоб жить,
Верность долгу храня до могилы,
Чтоб надеяться,верить,любить...

Снова ночь, ты опять засыпаешь,
Сон сплетается кружевом лент...
Ты спокойно глаза закрываешь,
Чтобы снова уйти в мир легенд...

01:05 

френдам по переписке посвящается...

Устав от бесчетных страниц
Глобальной сети-интернета,
Пестрящей милльярдами лиц
Со всей нашей древней планеты,
Отрадно увидеть в экране
Окошко с оранжевым светом.
Спасибо за сообщения,
Спасибо за ваши послания,
Спасибо за наше общения,
За добрые пожелания.
Я лиц ваших даже не знаю,
У многих не знаю имен,
И даже порою гадаю-
Она предо мной или он
(Такое,хоть редко, бывает,
Но пол мне обычно знаком).
Вы дороги мне почему-то,
Мои незнакомцы-друзья,
Хоть то непонятно кому-то:
Дружить с незнакомым нельзя!
Казалось бы,прав он, но все же
Друзья с интернетных страниц
Мне часто бывают дороже
Знакомых в реальности лиц.
Я знаю, неправильно это-
От жизни бежать в виртуальность,
Ведь бурная жизнь интернета
Собой поглощает реальность.
Да ну интернет этот в баню,
Давайте реальностью жить!
Все так... Но друзей с Заэкранья
Не сможет никто заменить!
Существа, эльфы, хоббиты, гномы!
Люди! «Прынцы» на черном коне!
Хоть мы лишь виртуально знакомы,
Но вы все-таки дороги мне!
И пусть только посмеет кто-либо
При мне оскорбить вашу честь...

Спасибо вам, френды, спасибо,
Хотя бы за то, что вы есть!

23:22 

Битва за Нарнию

А во всем виноват Денис. Мы завтра свои проекты защищаем, он по Эдгару По, я по Льюису. А у него речь в два раза длиннее. Ну вот я и сказала Наталье Николаевне, что сочиню стихотворение и вставлю в свою речь. Муза долго не хотела меня посещать, а потом все-таки явилась, но какая-то агрессивная. И вместо лирического воспевания дивной Нарнии получилось вот это...


Пришла пора, и близко время битвы,
Вот час последней сечи настает,
И губы бледные, дрожа, твердят молитвы...
За Нарнию! За Аслана! Вперед!

Огонь, что тучам не залить водою,
Горит пусть ярким всполохом в глазах.
Лихим крылом плащ вьется за спиною..
Вперед! На бой! За Нарнию! Прочь страх!

Средь нас нет и не может быть предавших,
Мы выполним священный наш обет.
Страна-за-Морем с честью примет павших...
Вперед, мой друг, не бойся, смерти нет!

Что смерть, что боль, сомненье? Лишь слова!
Клинки воздетые в руках горят кострами...
Да будет с нами мощь и сила Льва!
Вперед, нарнийцы! Поднимите знамя!

15:40 

толкинистичный бред под названием "Зов Эрессэа"

С позабытых брегов Эрессэа,
Разрывая границу миров,
Долетел до измученной фэа
Звенящий пленительный зов.
Этот зов никогда не угаснет,
Поселившись в душе навсегда,
Обернувшись стремленьем неясным
Вдаль умчаться куда-то... куда?

Туда, где не всевластно подлости господство,
Туда, где не забыто слово «честь»,
Где не закопано под землю благородство,
Отравой в души не проникла лесть.
Туда,где вечным светом озарен,
Возносится бессмертный Тирион.

Колыхнувшись струной запыленной,
На зов отозвалась душа,
Отряхнувшись от плесени сонной,
Научилась любить и дышать.
С царства пошлости сбросив порфиру,
Приоткрылась заветная дверь,
И в душе свет небывшего мира,
Навсегда поселился теперь.

Летит с небес, надежду в сердце зажигая,
Сиянье Элберет,царицы звезд.
Мечта усталая, вновь крылья обретая,
Летит сквозь пену чистых звездных слез,
Глаза слепящих,как морская соль...
О, Арда... ты любовь моя... и боль...

Бьется сердце,как пленная птица,
Но остра, как клинок, грань миров.
И в тщетной попытке пробиться
Ранит пальцы бессильные в кровь...

23:37 

Танец звезды

Танец звезды

Жила звезда на небосклоне,
Похожая на остальных,
На общем ярком звездном фоне
Не выделяясь средь других.
Но где-то в тайной глубине
Холодной ледяной души
Жила, таясь в ее тиши,
Мечта о танце и огне.
Звезда мечтала танцевать.
Чтоб каждым пламенным движеньем,
И упоительным круженьем
Веленью музыки внимать.
Увы, возможно лишь мечтать
Ей было о таком. Все звезды
В созвездиях, небесных гнездах,
Должны порядок строгий знать
И свято соблюдать законы
Их государства-небосклона.
Но как-то раз осенней ночью
Терпенью звездному конец
Пришел, ей захотелось очень
На землю, к людям. И венец
Звезда серебряный надела,
Мгновенно обратившись девой,
Печальной красотой своей
Всех затмевающей людей.
Сойдя с небес дорожкой лунной,
Звезда пришла на праздник шумный.
Все замолчали, будто вмиг
У них отнялся вдруг язык.
Затихли разом разговоры.
На лентах теребя узоры,
Девицы завистью горят:
Все парни на нее глядят,
И к ней обращены все взоры.
Один лишь музыкант слепой
Своей игры не прекращает
И, в такт качая головой,
Свою балладу напевает.
И голос тихий устремился
Потоком серебристо-белым
Навстречу сердцу звездной девы,
И там огнем воспламенился.
Поддавшись песни звонким чарам,
Он запылал в душе пожаром,
Позвал с собой, и вот она,
Стремленьем огненным полна,
Помчалась в сумасшедшем вихре
Безудержно-прекрасной пляски...
Во всем большом подлунном мире,
Боюсь я, не нашлось бы краски,
Чтоб танец тот нарисовать.
И не нашлось бы в нем такого
Умельца средь служащих Слову
Его словами описать...
А дева между тем кружилась
Все пламенней, быстрей, и вот
Растаял сердца вечный лед,
Звезда же вдруг, шагнув вперед,
Звенящей каплей обратилась.
Кричит испуганный народ:
«Где дева? Нет ее,пропала!»
Слезой хрустальной дева стала,
Смешавшись с горько-белой солью,
Прозрачно-чистой, как стекло,
И пролилась горячей болью,
Познав души людской тепло...

23:39 

Чуковский+глюки+ёжики

Серебристою метелью
Закружилась тишина.
Светлой звездною капелью
На ладонь легла луна.
Ей теперь не до веселья,
Спорит с ежиком она.
Её пример-другим наука,
Ведь ежик-то сбежал от глюка
И решил покочевать,
Мир широкий увидать,
Да уже успел устать,
Отдохнуть решил,поспать.
Прилетел на макароне
И уснул в моей ладони
(макароны перелетные-
Жеребцы залетные,
По полю несутся,
Валар аж трясутся:
Ну как прилетят за Море-
Худо будет в Валиноре).
А луна-то,а луна!
Гонит ежика она!
Уходи-ка ты домой,говорит,
Да колючки хоть помой,говорит,
А не то ща принесу динамит,
Вот тогда тебе капец,паразит!
Не поможет тебе каменный топор-
мигом к Намо попадешь,в Валинор.
Как пустился тут он,бедненький,бежать,
Прибежал,бедняга,к глюку он опять,
Да зарекся впредь без спросу кочевать...

Снова мозги с сердцем в ссоре,
Крыши нет уже давно:
Спит себе на светофоре,
И ваще ей все равно:
Троллей-орков не боится,
динозавров и сову,
И всю ночь фигня ей снится
Про топор и синеву...

Дневник Ананасти

главная