• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:40 

Маниакально-депрессивное, давно написанное(эмовидное)

И скучно,и грустно,и некому руку подать,
И душу свою не излить-не умею писать...

Увы и ах,я не поэт,
Не Лермонтов я и не Пушкин.
Из-под пера выходит полный бред,
Ведь мне всего шестнадцать лет:
Лицо в прыщах,а на носу веснушки...
Ну да,простите,вру-веснушек нет,
Да только рифму я придумать не умею,
И не блещу оригинальностью идеи:
Хочу писать,да вот таланта нет.
Так хочется тоску в стихах излить,
Да только не могу,в словах нет жизни!
А стих выходит плоским и обычным,
И хочется от этого забыть.
Слова бессильно падают на пол,
Не поднимаясь даже на пол-метра.
И хоть убейся головой об стол:
Они мертвы,и в крыльях нету ветра...
Наверно,воин слова-не моя стезя...
Рассыпались слова как горстка листьев.
Слова насильно оживить нельзя,
Как невозможно без души молиться...

17:25 

Сон о смерти

Душа вместе с кровью капает в землю,
Разрывает границу видений и снов,
А мир равнодушный бесчувственно дремлет
В сплетеньи холодных и пафосных слов.
В глазах перекрестье сверкающих молний,
Виденья былого и красная тьма,
И в сердце пульсирует бешеный холод,
Скрывает сознание тьмы пелена.
Попытка остаться,попытка пробиться
Сквозь тускло мерцающий мертвенный страх,
Но смерть неуклонным видением мчится
На тощих и черных как ночь скакунах.
Ты рядом стоишь,и в глазах серых слезы,
Ты держишь за руку и шепчешь:"Вернись!",
Пытаясь разрушить кровавые грезы,
Напрасно стараясь вдохнуть в меня жизнь.
И теплые губы напрасно целуют
В отчаяньи жгучем мой гаснущий взор:
Судьба смертоносною кистью рисует
На жизни пергаменте страшный узор...

17:29 

Биологии посвящается

Говорят,от обезьяны
Люди все произошли,
Либо инопланетяне
Нас на Землю занесли.
Если так,то человеком
Быть я вовсе не хочу!
Вот возьму,от вас навеки
На Венеру улечу,
Буду звездные пылинки
По планете собирать.
Обгорят мои ботинки
По такой жаре гулять!
Полечу опять на Землю,
Но на много лет назад,
Посмотрю,как мирно дремлет
Ящер-толстый страшный гад,
Да сплету венок из лавра
В мезозойском во лесу,
Сделаю из динозавра
Докторскую колбасу.
Птеродактилю на память
Подарю его скелет
И скажу:"Звездой ты станешь
Через сотни тысяч лет!"
Кроманьонцу-телевизор,
Видеомагнитофон:
Пусть про Дарвина посмотрит
И поймет,откуда он.
Встречу Еву и Адама,
Расскажу,что они-миф,
И что президент Обама
Ну уж точно не от них.
Покажу "Титаник" Ною,
Покормлю его зверей,
Клад зарою под горою,
Где молился Моисей.
Возвращуся в наше время,
Биологию кляня...
Нет,я Дарвину не верю,
Хоть убейте вы меня!
Нет,не верю я обману,
Хоть повесьте на фонарь.
Может,вы от обезьяны,
Ну а я вот-Божья тварь!

17:34 

бредово-оптимистичное

И вот в руке воздетый грозный меч.
Я буду жить,уйдите прочь,сомненья!
Клинок сияет,убегают тени,
И камнем падает сомненье с плеч.
Я буду жить,не буду больше жалкой тряпкой-
Я вам не эмо,чтобы плакать зря!
Не буду плакать и стонать украдкой,
И все печали будут мне до фонарь!

17:37 

Ветер

Ветер с севера смоет мой след...
Кто прочтет на песке мое имя
Посреди заповедной долины,
Где с закатом сошелся рассвет?
Ветер западный с моря летит...
Дай мне крылья заката,о ветер!
Полечу я туда,где мне светит
Солнце,скрываясь за краем Земли.
Дует странничий ветер с востока,
Донося ароматы цветов,
Отголоски несказанных слов
И журчание речки глубокой...
Ветер-странник,возьми и меня,
Подари из рассвета одежды,
Дай безумье нелепой надежды
На сияние вечного дня!
Кто же мчится ко мне вслед за ними?
Южный ветер,лишенный любви,
Жар пустыни ко мне призови,
Чтобы выжечь запретное ИМЯ...

22:12 

Славяне

Славяне

За землю родную,
За веру святую
По весям, городам кличем кликали:
Подымайся,народ,
Вражье войско идет!
Отстоим, защитим Русь великую!
И вставал народ
От лесов да вод,
Собирался на битву священную.
По родным полям
Не скакать врагам –
Грудью встали защитники верные.
Не на жизнь дрались,
А на смерть дрались...
Отстояли, спасли землю Русскую!
Слезы вдовьи лились,
Над землей раздались
Крики скорби да песни грустные.
Дух священных мест –
Купола да крест,
Золоты поля, реки синие...
За родную речь
Поднимался меч,
Да за землю мать, за родимую.
Испокон веков,
Со времен отцов
Крепко связаны узами братскими
Мы – один народ.
В нас одна течет
Кровью память народа славянского.
Век одним живем,
Об одном поем,
Об одном все века Богу молимся...
Со времен старины
Были братьями мы...
Что ж теперь-то, славяне,мы ссоримся?

11:48 

песня такая вот у мну получилась

Это у меня, "Алисы" наслушавшись, было "рок-настроение". В результате у меня написалось не стихо, а целое песнё, к которому я явственно представляю мелодию... Сегодня у меня другое настроение, и мне это уже не нравится, но что написано, то написано, потому выставляю...


Протест миру(песня, к которой нужна тяжелая музыка)

Я не хочу жить в мире, где закон-кровь,
Где позабыли стыд, втоптали в грязь любовь.
Я не хочу бараном, я не хочу овцой
Идти со стадом, не зная, что на убой.
Я не хочу жить в мире, где забыта честь,
Я не хочу стремиться только пить да есть,
Бежать к какой-то цели, отдавая честь врагам,
Отпихивая слабых и ступая по телам.

Припев
Я не хочу знать, как живет цивилизованный мир,
Я не хочу плыть
По глобальной вонючей реке.
Этот мир превратился в прокуренный грязный трактир,
Я не хочу жить,
В этом мире как все, покорно вражьей руке!

Я не хочу сидеть в зале, средь зрительных мест,
Наблюдая, как на сцене плюют на крест,
Как продают за грош, за рубль, за цент, за лат
Остатки доброты, уюта и тепла!
Я не могу снести, когда плюют мне в душу,
Я не могу сидеть и просто тупо слушать!
Мне говорят заткнуться, сесть и тихо в тряпочку молчать,
Не пытаться докричаться и по нервам не стучать,
Но...

Припев

00:16 

Стеб-по-Арде-3

Мелькорино горе(стеб по Арде).

Шел Мелькор по коридору,
Было весело Мелькору:
Гадких эльфов победил,
Фингольфина умертвил –
Умертвил, умертвил, не помиловал!
Вздумал меряться, глупенький силою!
Вот проходит Моргот
Поворот,
Слышит в ужасе – Кто-то поет!
Мелькор тихо подкрался на цыпочках,
Видит: балрог с дурацкой улыбочкой,
Паучиху в обьятиях тискает,
Да то зайкой, то рыбкой, то кискою,
То принцессой своей называет
И чего-то под нос напевает.
Тут наш Моргот подскочил,
Подскочил,
Из короны уронил
Сильмарил!
Сильмарил-то как звякнет, как звякнет,
Ну а Моргот как рявкнет, как рявкнет:
«Как ты смеешь совращать,
Говорит,
Властелинских паучат,
Паразит!
Ох, смотри, ща налечу,
Говорит,
Растопчу и проглочу!
У, бандит!
Балрог бедный задрожал, задрожал,
В ножки Морготу упал, запищал.
Просит, просит их вину отпустить,
Да повинной головы не рубить.
« Не прощу, не пущу, не помилую,
Не убью, но набью тебе рыло я!»

Изуродовав балрогу морду,
Мелькор дальше прошествовал гордо.
Видит: Саурон лежит на диване,
Да в пижамке из розовой ткани.
Неизвестно чему улыбается-
Видно, дивно ему отдыхается.
На ромашке Гортхауэр гадает,
Лепесточки бездумно роняет,
Да эльфийскую песнь напевает.
Бедный Моргот опять подскочил
(Потеряв и второй сильмарил),
Заорал, закричал, завопил:
«Я ль тебя не кормил, не поил,
Я ли песням тебя не учил?
Что ж ты песни на квенье орешь,
Что ж Учителю спать не даешь?!»
Саурон, потянувшись вальяжно,
Заявил, что все это неважно,
Потому что (поймите же!) он...
Да... Ни много, ни мало... влюблен!
«О, послушай же, милый Учитель,
И теней, и смертей повелитель!
Посетил я лесную обитель,
И увидел прекрасную деву,
Станом тоньше, чем Белое Древо,
Златы волосы-свет Лаурелина,
Ну а щечки - что два апельсина!
Очи светом Амана сияют,
А поет... Лютиэнь отдыхает!»

Ничего не ответил Моргот,
Плюнул, сморщился... Дальше идет.
Видит:Глаурунг с орчихой танцует,
И целует ее, и милует,
А орчиха лишь только смеется,
Так, что крепость, бедняга, трясется.
Рядом тролли в прикиде зеленом,
Под окошком сажают пионы,
Хризантемы, гвоздику, нарцисс,
А на майках их надпись «Гринпис...»
Моргот дальше, и зрит оком зорким:
Сидят средь ромашек и розочек орки
И что-то эльфийское, видимо пьют,
И дивную-дивную песню поют:

«По жбану, по жбану, по жбану,
Коньяк закончился – ну кто же виноват?
Чем хуже мы эльфов поганых?
Налей здравурчику, налей еще, ребят!»

Моргот тут рассвирепел,
Запыхтел и засопел:
Знать, его заколебал
Этот странный карнавал.
Как на орков налетит,
Да ногами застучит:
«Прекращайте детский сад,
Говорит,
А то всыплю, буду гад,
Говорит,
Добрый дядя МелькорИт,
Говорит,
Вас от глюков исцелит,
Говорит!
Да по шее даст вам, гоблины вонючие,
Мигом песенки забудете дивнючие!
Ну-ка, быстро, дрянь эльфийскую на стол,
Да родимый запевай Orc’n’tRoll!»

Орки дружно завопили,
Жбаны, где здравур, разбили,
Моргота боятся,
Не побаловаться...
Тут и тролли подскочили,
Растрепали волоса,
Дружно Orc’n’tRoll завыли,
Да на разны голоса.
Приходил(теперь уж в черном) Саурон-ссс,
Исполнял репертуар Trolling Stones.
С ним и балроги-ударники пришли,
Барабаны да гитары принесли.
Снова песенки Ангбандские поют,
Снова в крепости покой да уют.
Дядя Мелькор пошел по рядам,
И лекарство дает балрогАм,
Оркам, троллям, и всем непутевым,
Он их Клинским поит, Бочкаревым,
И ставит, и ставит им градусники...

11:54 

Вера, надежда, любовь(мысли вслух)

Где найти тот очаг, что уютом согреет,
Где найти ту звезду, чтобы следом вела?
Где найти ветер тот, что прохладой овеет
И вернет позабытые где-то крыла?

Подарите глоток свежего ветра,
Принесите в ладонях мне свежей воды!
Я блуждаю во тьме, и обрыв в сантиметрах,
И не греет холодный осколок звезды.

Подарите свечу, мне так хочется света,
Я брожу в лабиринтах слепой темноты,
Даже звезды, и те в плащ туманный одеты,
Словно в омуте сердце среди пустоты.

Пустота эта давит, унынием душит,
И нет смысла кричать, стены глушат слова.
Словно вороны, мысли отчаянья кружат,
И гнется все ниже моя голова...

***

Есть ли смысл человеческого существованья?
Где же правду найти в череде лживых слов?
Но сокрыты с в колодезях тайных сознанья
Три сокровища – вера, надежда, любовь.

Когда-то наивную, детскую веру
Противный сомнений червяк подточил.
Живучий, подлец, и нахальный без меры.
Но буду бороться, пока хватит сил!

Все силы души – на борьбу с червяками!
Немало червей мое сердце грызет,
А внутренний сад весь порос сорняками.
Пора на прополку, спасать огород!

Абсолютно счастливы лишь только невежды,
Лишь только глупец верит в светлую даль.
Это так, но безумная птица – надежда
Снова пеньем своим прогоняет печаль.

Зачастую напрасна, слепа и опасна –
За надеждой скрывается горький обман.
Но не будет ее – жить нам станет ужасно –
Замучает боль неполученных ран.

Кто же там в белоснежном наряде невесты?
И горька, и сладка, солона, словно кровь,
Сестра мудрой веры, повесы-надежды,
Нежданная вестница, дева-любовь.

Светла как слеза, но темнее опала,
Как огонь горяча, холоднее стекла.
До небес поднимала, об землю швыряла,
Словно воздух легка и как сталь тяжела.

Стороной не прошла, как огнем опалила,
Поднесла горько-сладкую чашу вина
И стрелой золотой насквозь душу пробила –
Лишила покоя, лишила ума...

В этом – смысл человеческого существованья,
Три кита мирозданья, основа миров.
И пока я живу, пусть сияют в тумане
Три созвездия – Вера, Надежда, Любовь...

17:42 

Попытка написать рассказ

Светлое будущее?

- Дайте мне батон белого хлеба, пожалуйста! – попросила Екатерина Васильевна у продавщицы. Та не шелохнулась. Женщина повторила просьбу громче. Продавщица злобно посмотрела на нее.
- Я не говорю на языке оккупантов! – с вызовом сказала она по-латышски.
Екатерина Васильевна молча повернулась и вышла. Она прекрасно знала госъязык, она прожила в Латвии две трети жизни и многое могла бы сейчас сказать.Она могла бы сказать, что немцев и шведов почему-то никто не называет оккупантами. Она могла бы сказать, что в страшные времена сталинских репрессий русский народ пострадал куда больше латышского, и уж совсем бессмысленно обвинять в этом сегодняшних русских. Она могла бы рассказать... Но зачем? Как будто это что-то изменит...
Так и не купив хлеба, она пришла домой. Сняла пальто, повесила, прошла на кухню и тяжело опустилась на стул. Заболело сердце. На столе стояла в рамке выцвевшая от времени фотография – две веселых молодых девушки в военной форме. Екатерина Васильевна взяла ее в руки, и на нее нахлынули воспоминания.
Они были неразлучными подругами – Катя и Женя. Жили в одном дворе, ходили в одну школу, в один класс. Когда началась война, им было по восемнадцать. Молодые, горячие, они хотели послужить Родине. И стали саперками. Отправили их минные поля разминировать, чтоб наши пройти могли. Тяжелая работа, опасная, страшная. Сапер, как известно, ошибается только один раз. Ошибались многие. Один подорвется – те, кто вокруг, на свю жизнь покалечены.
Страшно это было. Вот жил человек, мечтал, любил, хотел чего-то добиться в жизни... Еще вчера с ним разговаривал – а сегодня его нет. Ошибся... Нервы не выдерживали.
Однажды, когда подорвалась Ленка, главная заводила компании, неуемная певунья и хохотунья, нервы не выдержали у Кати. Впервые за много лет она расплакалась.
- А если и мы...так же, как она? – говорила она Жене сквозь всхлипывания. – Были - и нет? И ничего не будет? И никогда я не увижу маму, брата... И его, Пашку?
Пашка был ее, как сказали бы теперь, бой-френдом. Долгое время они встречались, гуляли вместе по набережной реки, любовались закатами. Однажды вечером, особенно загулявшись, они долго стояли возле Катиного дома, и тогда Пашка поцеловал ее. Первый раз и последний – на следующий день объявили, что началась война, и Пашка ушел на фронт, едва забежав попрощаться.
Женя обняла подругу.
- Увидишь, увидишь, Катюша. Я верю, увидишь. Все будет у вас – и поженитесь, и детки у вас будут. Не вечно же быть войне. Мы победим, обязательно победим – наше дело правое. Главное – верить, что она будет – Победы. И что мы до нее доживем. И ждет нас с тобой, Катюха, светлое-светлое будущее.
- Будем верить, - сквозь слезы улыбнулась Катька.
И они верили. Верили в то, что победят, обязательно победят. В то, что не будет литься кровь, и на Земле будут жить и смеяться дети. В то, что когда-нибудь полетят в Космос. В то, что светлое будущее построят, удивительное, чудесное, где все будут жить дружно, счастливо, и все будут равны. Сколько же сил придавала эта вера!
Женя не дожила до Победы. Через неделю после того памятного разговора она ошиблась в свой единственный раз. Один раз ошибаются саперы.
Кате остался Женин дневник, который она бережно хранила всю жизнь. Когда вышла замуж за Пашку, когда вместе с ним и детьми переехала в Ригу – границ-то тогда не было.
В дневнике Жени было стихотворение. О нем – о светлом будущем. Екатерина Васильевна помнила его наизусть.


Я верю, что не вечно быть войне на свете,
Не вечен шум взрывающихся мин,
Не вечно будут плакать жены, дети,
Ожидая невернувшихся мужчин.

Я верю, что когда-нибудь наступит счастье,
И мы врагов-фашистов победим.
Как Солнца луч на смену ливню и ненастью
Придет Победы утром золотым.

А если мне домой не суждено вернуться,
Я верю, что умру тогда не зря,
И помнить будет тех, кто не проснутся,
Спасенная родимая земля...


- Эх., Женька... Об этом ли мы мечтали, этого ли ждали? – подумала Екатерина Васильевна. – Вот оно, светлое будущее...

19:34 

Написано накануне игры "Серебряная стрела"

Я опять сижу грызу
Белорусский шоколад.
Во,догрызлась-бедный зуб...
То есть два уже...болят!
Много сладкого есть вредно,
Аксиому надо знать,
А то будет офигенно
Завтра нищенку играть...
В рот взяла еще кусочек.
Белорусский шоколад
Укушу еще разочек.
Блин,ну кто же виноват,
Что он вкусный?!У,зараза...
Укушу еще два раза.
Что ж в состав туда попало,
ЛСД иль кокаин?
Так,смотрю...какао-масло,
Эмульгатор-лецитин...
Ничего такого нету...
Ванилин для вкуса...
Прячут сладкие секреты
Ззззлые белорусссы!
Так,кусну еще кусочек,
А потом еще разочек,
А потом еще,пока...
Остаются три куска.
Что-то мне фигово стало,
Что-то тьма(да не Тэм,глупый ты т9!) меня объяла...
Это ж надо-в одиночку
шоколадину умяла!

19:34 

Глюки в прямом эфире

Подойдите и палантиру,
Вам такое расскажу
По секрету всему миру!
Посетил мою квартиру
Глюк ужасный.Значт,лежу
На диванчике спокойно,
В небе солнышко горит.
Вдруг смотрю,ползет огромный
Дядька из щели укромной,
Весь в мифриле и звенит.
Весь чудовищно лохматый,с топором наперевес,
Бородища-то лопатой,
сильный,что твой Геркулес.
Он меня не замечает,
Щурит черные глаза,
Нервно пояс поправляет.
Кто такой?не отвечает.
Раздаются голоса.
Из щелей,как тараканы,
Лезут назгулы гурьбой.
На них черные кафтаны,
И моргульские катаны
Прям за призрачной спиной.
Вдруг из маминой из спальни
Выбегает менестрель.
В каждой лапе-умывальник,
Вместо шлема-старый чайник,
А за поясом свирель.
Взгляд похож на наркомана,
Знать,спустился с Мглистых гор
И набрал в глаза тумана.
То ль Даэрон,то ли Маглор,
То ли батька Феанор.
Тут и хоббит выбегает,
И орет:"за Шир,ребят!"
Тут его перебивают,
И строжайше поправляют:
"Элберет барук казад!"
Тут назгули сплоховали,
Стремно,видно,стало им,
Очень злобно завизжали,
Как один поисчезали
И развеялись как дым.
Три ж маньяка-одиночки
У меня теперь живут.
Каждый день едят грибочки,
Пьют здравур за день три бочки
И ужасно много жрут.
Эй,меня там кто-то слышит?
Все,гуд бай прямой эфир!
На моей пропавшей крыше
прибыл Олимпийский Миша,
Вырубаю палантир...
Мы пойдём, захватим мир...

19:35 

Мэлдо(псевдоэльфийский бред ночного глюколова)

Мэлдэ-как шорох,слово.
Мэлдо-шепчу в ответ.
Обманщик-ветер играет снова,
слова лишь грезы,лишь сладкий бред.

Огонь бесчинствует непокорный
И плавит кружево прошлых лет.
Позволь хотя бы сказать "оторно"-
На слове "Мэлдо" лежит запрет.

Заката пламя в тумане белом,
Огонь во льдах или снег в крови...
Путь к Солнцу хранит заклятье,меллон,
Заветным словом дверь отопри!

В душе - пожара зарево,
память - жестокий дар...
Закрыта дверь для меня. Намариэ.
Наи хирувалиэ Валимар.

19:37 

Френдам

Проект создан совместно с дражайшей глюкосестричкой Oroniel , благодарность выносится глюкам, которые сами не знают, что они наши глюки, а так же всем друзьям по переписке, которым торжественно посвящён этот бред... Оранжевые окошки есть сообщения в скайпе)))


Таинственная музыка оранжевых окошек,
И глючность офигенная во всём!
Дождливой ночью, утречкОм погожим
Мы пишем, ну а значит мы живём!

Таинственная музыка оранжевых окошек,
А за окном опять темным-темно.
На кухне полный ящик вилок, ножиков и ложек,
А кушать хочеццА мне всё равно...

Таинственная музыка оранжевых окошек,
Звучит в душе изглюченной моей,
И без устатку толкинутый ёжик,
Стучит по клаве пыльненькой своей...

Таинственная музыка оранжевых окошек –
Мелодия, понятная для всех.
И если кто-то психам не поможет,
Не стихнет поздним утром глючный смех...

00:28 

Враги

Враги...

Кровавая луна восходит в небе,
И звёзды плачут призрачной росой.
Скрывая павших, полночь стелет
Покров тумана над истерзанной землёй.

За что дрались? Увы, то непонятно...
За честь, богатство или восхваленья?
Но вот ушли, погибли безвозвратно,
Рука врага не знала сожалений...

Иль знала? Да и враг ли он,
Чей лик сокрыт там, за глухим забралом?
Быть может, он мечтал пробить заслон,
Разрушить стену, что меж вами встала?

Быть может, он мечтал, чтоб не клинки,
А руки ваши встретились в пожатье?
А помнишь, раньше, в детстве, у реки
Играли и дружили вы как братья?

Но всё горит в неистовой войне,
Любовь и дружба стали просто звуком...
И, в ярости купаясь, как в вине,
Он, не заметив, поднял меч на друга.

Когда упал ты, он тебя узнал,
Но поздно – тебя было не спасти. Звук
Стрелы летящей, вскрик, и он упал,
Успев лишь прошептать тебе: «Прости, друг...»

И он лежит здесь, на чужой земле,
С стрелой в груди окончив свою битву.
Лишь ангел одинокий в серой мгле
Над ним, заплакав, вознесёт молитву...

22:24 

Мама, я толкиниста люблю! (изврат на ДДТ)

Я в курсе, что ритм хромает, смысл отсутствует и глюки роятся в каждой строчки, как мошкара на болоте. Перелётный глюки,ага...

Мама, он не хиппи и не панк,
Не буддист, не хэви-металист,
А что одет он странно так –
Так это потому,что толкинист!
Как что за уши? Ма, он эльф!
В глазах его свет Амана сияет...
НЕТ, ОН НЕ КУРИТ!!! Ну а пьёт лишь эль,
Ну и здравур, по праздникам, бывает.
Он дарит мне лепёшки и цветы
(лепешки? Так у эльфов нет конфет!)
Он за меня готов отдать хиты,
И от здравура отказаться на пять лет!
А знаешь, мама, он интеллегент –
Читает книги, знает языки...
Стреляет в цель из лука каждый день,
Шаги его как шелест трав легки.
Мама, ну какой же он бандит?
Ах, меч на поясе, а за спиной два лука?
Так не железо, просто текстолит...
МАМ, ОН НЕ ГЕЙ!!! Не платье, а кольчуга!
Мам, смотри, он пишеь мне стихи,
О том, что я прекраснее, чем Варда.
Ну что ты ржёшь? Ну почему «хи-хи»?!
Его душа возвышенного барда
Мечтает сделать этот мир светлей
И исцелить от морготовых ран...
НЕТ, МАМА, ОН НЕ НЮХАЛ КЛЕЙ!!!
Нет, он не псих... Мам, он не наркоман!!!
Он - воин света... Вот его трофей:
С игры привез мне двадцать сильмарилов,
Кольчугу гномов, амулет троллЕй,
Меч Арагорна, шлем и Кольца Силы.
А я с ним еду завтра на игру,
Отыгрывать конец Белерианда.
Что?! Ты не пустишь?! Вот как? Ладно!
Одежду спрячешь? Голой удеру!

00:16 

Пустота гнёзда вьёт изнутри(с)АлисА

Морниэ утулиэ. Потерян, навек потерян для всех с Востока Валимар, и туман скрыл самоцветы Калакирии, а с ними всё светлое, что есть в мире. Оно есть, но его плохо видно...Всё сложнее верить в то, что Аурэ энтулува. Пустота, щемящая и гнетущая пустота в сердце.
Бессмертных эпоха давно миновала,
Последний корабль к горизонту уплыл.
Эпоха людская стоит у штурвала,
Туман Калакирьи сокровища скрыл.
Потерян, навеки потерян с Востока
Бессмертия край. Отпылали мосты.
Живём, прогибаясь под поступью рока,
Но строим воздушные замки-мечты.
На что-то надеемся, верим, стремимся,
Что день придёт снова с надеждой кричим.
Что "Морниэ утулиэ" - поверить боимся,
Клянясь, доказуем, что тьма-это дым.
Идём по дороге, куда-без понятья,
Но верим, что путь видим лучше крота.
А стены всё крепче сжимают объятья,
И гнёзда свивает внутри ПУСТОТА.

01:02 

Эльфийским коробочкам посвящается

Посетил меня глюк, и захотелось мне поведать миру о том, как две кочующие нищенки хотели на "Серебряной стреле" попасть к Оберону в гости, что им так и не удалось... :( :(

На знакомы и бароны,
И кузнец, и Робин Гуд,
А теперь вот к Оберону
Ищем мы упорно путь.
Вот пенёк, на нём коробка -
Маленькая, с бантиком...
Открываем тихо, робко...
Не везёт романтикам!
Вновь коробка. Открываем.
Пусто, что и говорить,
Только мы не унываем.
Мастерам её носить
Наконец-то запретили
И бумажку положили,
Мол, оставь ты, где лежит!
Эх, не любят нищих фэйри :(
Вот проходит третий день,
Мы в удачу уж не верим.
Ну, коробка...старый пень...
Вот и всё, игра в финале,
Я на форуме сижу,
Что там люди обсуждали
С удивлением гляжу.
Наконец, раскрылись скобки:
Кто разбойник, кто барон...
А хайратники в коробках
Все нашёл сельчанин Джон!!!

23:55 

Без претензии на юмор и серьёзность

Если беда вдруг стоит за плечом-
Повернись и плюнь ей в морду,
Да наподдай ей больнее мечом
И уйди подальше гордо.
Если спиной повернулась судьба,
Пни ногой её по заду,
Чтоб поняла: никогда,ни за что,
Так глупо делать вредь не надо=)

22:52 

фотоотчёт о Брокеноне

Повёз нас туда мой папа - меня, Энь и Эленну. Я была дриадой по Нарнии, Энь эльфом, Эленна пиратом. Думаю, ясно,кто-зедесь-кто:)


дальше,если интересно

З.ы.: судью турнира мечников звали Макс-Ведьмак. Меча за спиной не было, был кинжальчик на поясе...

Дневник Ананасти

главная