• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:12 

Я Ананастя и я знаю, что ничего не знаю :)

Некоторое время назад я поставила над своей психикой жестокий эксперимент - задала себе установку "постараться понять всех". Не согласиться со всеми, но попытаться понять мнение. Возможно, зря. Было бы гораздо легче жить, если бы можно было очертить себе чёткое поле и сказать: всё, что за его пределами, от лукавого. Глупо или плохо. Всё ненужное отсекаем, всех несогласных записываем в противники. Когда тебе обоснованно и логично излагаются два противоположных мнения, а излагающих ты ещё и любишь (а они друг друга - нет), то тебе сильно так не по себе. И эмоционально, и от умственного диссонанса. А уж когда всерьёз боишься Третьей Мировой и знаешь, что эти двое в случае войны будут в разных лагерях - вообще разрывает. И из-за привязанности, и из-за понимания правды каждого из них. И невозможности узнать истину, если она вообще есть.
Чем больше споришь, тем больше понимаешь, что ничего не понимаешь и ничего не знаешь. Как возьмёшь и взвесишь все общие обиды и претензии, в чём они вообще измеряются? Как решишь, что будет меньшим зло, в чём, опять-таки, измерять зло? Вот я не знаю, что хуже - ребёнок в детдоме или ребёнок, усыновлённый однополой парой. Наверное, Бог знает, а я нет. То, что Он знает, и будет объективной правдой. А если предположить, что Его нет, то и объективной правды тоже нет, а спор бессмысленен.
Кажется, я заделалась каким-то лютым конформистом и толерастом. Если я не согласна с адекватным мыслящим человеком, то в споре в итоге обнаруживается, что противоречие упирается во что-то иррациональное, о чём спорить глупо. В понятие греха, в представление об эстетике, в любовь-нелюбовь. Ну не любит человек всё русское - а я люблю. А почему он должен любить-то? Кто может обязать любить?
Если я не согласна с человеком, который оперирует не аргументами, а эмоциями, его тоже можно понять. Даже если эта эмоция - ненависть ко мне и мне подобным. Есть ведь за что не любить русских, православных, толкинистов, филологов и даже владельцев кошек. Пока этот человек не пытается устроить геноцид, я вполне могу относиться к нему с симпатией за то, что он, например, классно поёт.
Вот есть в Сети человек, кацапов бить призывающий и собственно бивший (пока ранение не получил). Пишет он настолько интересно, что я не смотря на лень читаю по-украински. Когда он пишет не о клятых кацапах, то часто озвучивает мои мысли и я его аж лайкаю. Конечно, если мы встретимся и он попытается меня, кацапа, убить, я буду сопротивляться и, возможно, убью его. Но это не отменяет того, что он мне нравится.
"Нравится" - это вообще иррациональное. И я вроде бы за "голос разума", но иногда мне кажется, что как раз "нравится/не нравится" - единственное, что имеет значение. Занятие или твоё, или не твоё. Со мнением ты или согласен, или нет. Человек или твой, или не твой. Непримиримые идеологические разногласия или общие интересы важный фактор, но далеко не всегда определяющий.
Даже в ситуации выбора решает "нравится/не нравится". Вот когда я хотела скататься на Украину пожурналистить, схема выбора упрощённо выглядела так:
1. я придумываю убедительное враьё для домашних и еду;
2. я говорю правду и еду, но учитываю побочный эффект в виде высокого риска инфаркта для мамы и бабушки;
3. я отказываюсь от интересной задумки и определённой славы ради мамы и бабушки.
И последний вариант был выбран не потому, что я слизняк безвольный (ну ладно, слегка и поэтому) или потому, что я дохрена жертвенная вся такая - а просто потому, что вариант с инфарктом мне нравится ещё меньше варианта "и материал упустила, и редакция с меня ржёт и правильно делает". А вариант врать - это вариант ломать себя об коленку. Он мне изначально не нравился больше всего. А правильного варианта - не было. Наверное. Потому что я, как всегда, не знаю.

И не спрашивайте, зачем я всё это написала. Не знаю же.

14:18 

Самое увлекательное при изучении иностранного языка - понимать логику образования сложных слов. Моменты такого лингвистического удовлетворения немного примиряют меня с необходимостью учить эстонский.
Вот, например, слово "ополчение": maa+kaitse+vägi = земля+защита+сила

@темы: эстонский

00:55 

тыкнуть бы носом, сказать - читай.
смотри, вот я, настоящая.
пойми меня, я ж не иероглиф, чай,
оставленный в камне ящером.
пойми меня, я же не критский диск,
читаюсь вполне по-русски.
смотри, вот боль, вот счастливый визг,
а здесь - просто было грустно.
смотри, вот список любимых книг
и песен, что бьют навылет.
а вот он - миг, тот, когда возник
мой пунктик: на ты? на вы ли?
вот здесь вот - чернильным пятном вина.
изгладится ли - не знаю.
вот тут в душе так болит страна
чужая-тире-родная.
вот здесь мы пели драконий марш,
вот здесь мы пили... немножко.
вот здесь... здесь душу смололо в фарш
и дух раздробило в крошки.
вот он собрал меня по кускам,
а он - принёс шоколадку.
а вот она, моя тень - тоска,
занявшая пол-тетрадки.
я б прочитала себя с листа -
подумалось... лишь на миг.
ты ж всё равно всё поймёшь не так.
я лучше сожгу дневник.

17:30 

Я довольно болезненно воспринимаю критику, но обычно бываю за неё благодарна и принимаю к сведенью. Но вот что меня по-настоящему бесит, так это добродушно-снисходительный тон на основание "этожженщина" и "этожеребёнок". Мол, не верю я вам, автор, вам не должно в столь юном возрасте испытывать подобные чувства, но это, вероятно, вы чужие стихи-прозу-посты-мнения на себя проецируете, что характерно для юных дев. Блин, дяди, да я вообще без понятия, что чувствуют люди в каком возрасте, я малообщительная инопланетянка, я имею представление о людях в основном по книжкам-фильмам и интернетам. Вот интересно, если я назовусь мужиком 50 лет, они будут верить? Или теперь эмоции для них будут слишком молодыми и они решат, что у меня молодая любовница и три пластических операции?

00:01 

Nastik - это по-эстонски "уж". Такие мы, Насти. Змеюки, но не ядовитые :)

@темы: эстонский

09:21 

Моего любимого святого (ну, одного из) нет в наших святцах - а значит, почему бы и не отметить его день по Григорианскому календарю. Всем зелёного света для важных начинаний, зелени в кармане, а зелёная тоска пусть идёт зелёным лесом! Танцуем!

22:50 

Семь кругов

Семь кругов
Он очнулся голым посреди пустой семиугольной комнаты, в которой не было ничего, кроме серой штукатурки. Штукатурка шевелилась. Повсюду были лица. Они то выступали барельефом, то проваливались вглубь, то менялись местами, то меняли свои черты. Стоило посмотреть в одну точку – и в этом месте стена сглаживалась, но где-то на периферии зрения лица продолжали возникать и исчезать. Лица шептали, шипели, кричали, смеялись, плакали, угрожали. От жуткой какофонии хотелось сжаться в комок и пронзительно кричать, чтобы не слышать, не слышать, не слышать.
– Ты никому не нужен, – перекрикивая друг друга, визжали голоса. – Ты не нужен родным. Им нужно, чтобы ты был удобным, чтобы тобой можно было гордиться, а сам ты – не нужен. Что они знают о тебе? Кого они представляют вместо тебя? Они твердят, что скучают, а стоит тебе приехать, как очередной фильм о политике оказывается важнее и интереснее. Ты не нужен друзьям. Ты достал их бесконечным нытьём и жалобами. Они поддерживают тебя из вежливости, но надолго ли хватит их вежливости? Ты не нужен тем, кто говорит, что ты умён и интересен – они могут поговорить с тобой полчаса, поспорить, посмеяться, а потом пойдут к тем, кто им действительно нужен. Никому не нужно то, что ты делаешь. Никому не интересно то, что ты пытаешься сказать. Ты говоришь с пустотой. Ты кричишь в пустоту. Ты сражаешься в пустоте с пустотой, но и внутри тебя – пустота. Пустота победит. Пустота всегда побеждает.
– Ты ничего не стоишь, – шипели другие лица. – Ты ничего не умеешь. Всё, что ты делаешь, ты делаешь посредственно. Однажды это поймут даже те, кто хвалит тебя. Если не поняли уже. Может быть, только вежливость удерживает их от того, чтобы сказать тебя правду, чтобы вынести приговор, которого ты заслуживаешь.
– Ты только вредишь всем, – плакали третьи. – Ты причиняешь боль тем, кого любишь. Ты предаёшь их доверие. Ты не оправдываешь ожиданий. Ты ранишь их своим мнением. Ты пользуешься чужой добротой. Ты не любишь тех, кто почему-то любит тебя.
– Ты трус, – цедили четвёртые. – Ты боишься переступить границы привычного и изменить что-то в своей серой жизни. Боишься порвать старые связи и как огня избегаешь новых. Ты боишься боли. Ты боишься признаться, что скучаешь по кому-то так сильно, что хочется грызть край стола – потому что боишься надоесть своей нелепой собачьей привязанностью.
– Ходячая нелепица, – хихикали пятые. – Все всегда смеялись над тобой и всегда будут смеяться. Ты смешон даже своими попытками не быть смешным и прикинуться нормальным. Ты смешон попытками притвориться, что тебе нравится быть смешным. Смешон попытками сохранить лицо, честно признавая свою нелепость. Даже страдать ты умудряешься настолько смешно, что никто не воспринимает это всерьёз. Придуркам не бывает плохо.
– Посмотри в нас, – издевались шестые. – Мы – зеркало. Видишь, нас тошнит от отвращения? Ты никогда не привлечёшь внимания тех, кто привлекает тебя.
– Спи, – шептали седьмые, – спи. Не делай ничего. Не меняй ничего. Ты не можешь ничего изменить. Не стремись ни к чему. Ты ничего не хочешь. Уходи в свои грёзы и живи в них. Спи.
Голоса опоясывали его, обручами стягиваясь на груди и мешая дышать. Он пытался вспомнить любимую песню, но забыл слова, пытался вспомнить любимую книгу, но сюжет ускользал из памяти. От того, что он помнил лица дорогих людей, легче не становилось – он знал, что не нужен ни одному из них.
Но вдруг зазвонил телефон.
– Ты не забыл про флешмоб?
– Какой флешмоб?
– Ну как какой? Драка подушками же. Ты чего, спишь? Ноги в руки и бегом, начало через 20 минут. Мы тебя уже ждём.
– Бегу!
Сон, просто сон. «Ждём» – какое волшебное слово! Как удар колокола вдалеке, когда ты третьи сутки блуждаешь по лесу и отчаялся найти жильё. Ждём-м-м. Бом-м-м.
– Бом-м-м, – отозвались настенные часы. Одним рывком он вскочил и бросил взгляд на циферблат, собираясь лететь чистить зубы. И чуть не закричал от страха: круглое стёклышко, защищающее стрелки, скривилось в презрительной гримассе.
– Взду-мал-сбе-жать? – протикал механический голос.
– От нас-с не уйдёш-ш-шь, – прошелестела перьями подушка.
– Ад найдёт тебя, – констатировал с полки Данте.

21:54 

- Это война мудаков с мудаками. А значит, победят мудаки. А значит, будет звездец. Миром правит звездец. И мудаки.
- Смотри, какой кот красивый.
- Этот кот сдохнет через пару лет. Или раньше. Если сюда придут мудаки и принесут сюда свой звездец.
- В мире много котов. Я всегда найду, кого погладить.
- Если тебя не найдёт случайная пуля.
- Значит, кто-то другой будет сидеть на корточках возле этого дома и гладить кота. Или возле развалин этого дома. Понимаешь? Звездец не может победить, пока кто-то где-то гладит кота. Пока кто-то где-то обнимает кого-то и говорит "не плачь". Пока кто-то где-то поёт хорошую песню. Пока... пока в разрыве туч над головой светит звезда.
- Па-а-фос.
- Надежда.
- Глупость. Ладно, недосуг мне тут с тобой, пойду я, - и умник с тоской в глазах удалился думать о бренности бытия. А дурак почесал кота за ухом и задумчиво повторил: "Звездец никогда не победит".

"Почему это я никогда не побе... это самое?" - обиделся сидящий на крыше звездец. Обиделся и... ушёл.

23:32 

"Зачем тебе столько камней? Высыпи! В самолёте за перевес придётся доплачивать! Ну ладно, это ещё красивый гладкий камешек, а этот страшный чёрный булыжник тебе зачем?"
Возможно, где-то глубоко в душе я Данила-мастер ("С руками из... опы", - ехидно добавляет внутренний голос). Я люблю камни - от полудрагоценных до простых булыжников. Если дать мне какой-нибудь интересный камень, я буду смотреть на него долго-долго и, возможно, утащу с собой. У меня дома лежит греческий плоский камешек с дырочкой и непонятными значками, подаренный мне кусок метеорита из Антарктиды и обломок ониксовой статуэтки, подобранный в Иордании, в древнем городе Петра.
Петра - вообще одно из самых потрясающих мест в мире. Дорога к высеченному в скале храму (тому, который ещё в "Индиане Джонс" появлялся) идёт по каньону, и до ужаса обидно, что группа спешит и нельзя застрять надолго среди этих розовых стен, иногда сходящихся над головой, а иногда служащих местной детворе заменой ледяной горки.
Если я когда-нибудь разбогатею, я съезжу в Иорданию ещё. И ещё к норвежским фьордам, ирландским каменным крестам, в соляные копи Велички - и обязательно залезу на какой-нибудь исландский вулкан. И попробую не потратить все остальные деньги на каменные ожерелья :)

Чего это я вообще? Да первого "Аватара" пересматриваю. И если раньше мне казалось, что я из народа Огня, то теперь мне до ужаса хочется отыграть когда-нибудь мага Земли на большой и классной полигонке. Ну и, конечно, I am a dwarf and I'm diggin' a hole...

21:12 

Konn - лягушка. Kilp - щит. Kilpkonn - черепаха. Черепаха - лягушка со щитом! Покатай меня на щите, большая лягушка!

@темы: эстонский

19:01 

Я обожаю хлеб. Меня хлебом не корми хлебом корми (с) анекдот
Эстонцы делают офигенный хлеб. Я бы присудила им первое место на какой-нибудь международной олимпиаде пекарей. Я бы никогда не поверила, если б кто-то сказал, что можно с упоением кусок за куском уплетать чёрный кирпич - но это так. Они делают хлеб с черникой, хлеб с морковкой, хлеб из разных сортов муки и со всевозможными семечками... Единственное, тут не бывают такого вкуснющего кисло-сладкого хлеба, как делает рижская Lāču maiznīca, но с этим можно смириться, всё равно он дорогущий и я его редко ем.

04:17 

Видишь, Господи, я обесточена.
Я не знаю, где взять электричество.
Я, похоже, снова пыталась скотчем
Залепить надломленность личности.
Я пыталась снова монтажной пеной
В душе заливать пустоты.
Я пыталась рвать тишину пением -
Не сумела попасть в ноты.
Я пыталась резво скакать по кочкам,
Называя болото лужей.
Я пытаюсь душу раздать по строчкам,
Но не знаю, кому это нужно.

18:26 

Внезапно девочковая запись

Когда твой рацион по причине кончающихся денег, поста и заодно компенсации за неприличное обжорство на каникулах составляет в основном гречка, капуста и яблоки, то через неделю смотреть в зеркало уже не так противно. Зато противно - на яблоки. Боюсь, капусту и гречку тоже может постичь эта участь.
Как-то вот не получается сочетать пост, экономию и попытки уменьшиться в размерах.

09:26 

Я понимаю, что засыпаю, когда начинаю слышать какие-то обрывки фраз. Чаще всего это голоса моих знакомых, и несут они такую чушь, что иногда хочется сесть и записать. Ну, что-то типа "улучшение качества дорожного покрытия в Риге будет достигнуто засчёт просушки феном гороха в горах Средней Азии". Я до вчерашнего вечера полагала, что это только у меня такая уникальная шиза. А может, нас вообще много? Ну-ка признавайтесь!

02:22 

Крыльцо подъезда серой многоэтажки,
Следы ремонта - ещё с горбачёвских лет.
Забыв про всё, играют в "поймай бумажку"
Котёнок с девочкой самых проблемных лет.

Комок из нервов, комплексов и эмоций,
Косая чёлка покрашена в синий цвет -
Комок из шерсти, привыкший что день бороться
За жизнь, за тёплое место и за обед.

Взлохмачена шерсть, отсутствует четверть уха,
А сам весь чёрный, как будто сидел в печи -
А Катьке влепила пару за тест классуха,
Домой не хочется, бабушка накричит.

Привязанный к нитке фантик. Цена - копейки.
А радости - и не накупишь на миллион.
"Ведь ты меня понимаешь, скажи, котейка?"
И кажется ей - понимает. Хотя бы он.

Где-то опять потоп, где-то война и выстрелы.
Где-то звездец - но даже звездец пройдёт.
Я точно знаю, мир обязательно выстоит,
Пока на коленях у Катьки мурлычет кот.

20:43 

"Сидеть в интернете" по-испански - navegar por internet. А я сегодня по аналогии с английским "интернет-сёрфингом" уверенно так выдала: "Me gusta sufrir en internet". Tо есть "мне нравится страдать в интернете". Оговорочка получилась по Фрейду. Ржали всей группой.

@темы: испанский

15:08 

Прощёное воскресенье

Пользуясь календарным поводом, хочу попросить прощения у читателей. Простите за то, что пишу так много и многих раздражаю. Я знаю, что так не положено, не принято, что это вызывает недоумение. Я знаю, что со многими у меня были бы отношения лучше, если бы я не писала слишком много о себе и обо всём, что я думаю. Мне жаль, что получается так. Возможно, о многом действительно стоило бы промолчать и сохранить добрые отношения. Я не знаю.

18:19 

Город держался

Город держался. Стены скрепляла ненависть.
Плавились нервы, сплавляясь в железный ком.
И исчезал липкий страх, что во сне навис:
Выживем – будем бояться уже потом.

Выживем – будем оплакивать. Павших, предавших.
Будем стараться простить тех, кто просто сбежал.
Будем стараться забыть, как нам было – уже – не страшно,
Забыть, как нам было мёртвых – уже – не жаль.

А сейчас – просто будем. Каждой железкой, камнем.
Мы – это город. Мы – его пульс и гнев.
Если разрушат стены – стеною встанем,
И те, кто придёт, пожнут свой вчерашний сев.

Небо сквозь чёрную дымку тревожно-красным
Щурилось оком, суля за чертою – ад.
Город держался. Держался, быть может, напрасно.
И сыпался, сыпался, сыпался с неба град.

З.ы.: Убедительная просьба не искать здесь латентный сепаратизм.

17:02 

Имена на мраморной доске

Сегодня мы на эстонском смотрели эстонский фильм "Имена на мраморной доске". Про события 1920 года, когда эстонцы воевали с Красной Армией, в том числе с латышскими красными стрелками. Про мальчишек, которые не доучились в школе и ушли добровольцами на фронт. Воевать за самопровозглашённую Эстонскую республику, флаг которой за пару лет до того они же тайно повесили над Ратушей в Тарту. Воевать не со злыми русскими угнетателями, а, в том числе, и со своими же земляками, в числе которых и брат главного героя, вступивший в Красную Армию. Не предатель, не злодей, просто - сделавший такой вот выбор.
Независимость эстонцы отвоевали - на 20 лет. С помощью финнов и англичан. А в рядах эстонской армии сражалось, опять-таки, много русских. Местных уроженцев, белогвардейцев, пленных красноармейцев...

22:21 

Стихотворению 10 лет, а актуально - сейчас...

12.11.2014 в 12:33
Пишет Lung:

"...А Враг хохотал,
Палантир на ладони держа:
"От внутренних дрязг
Не спасает эльфийский кинжал!
Вы волей-неволей
Исполните волю мою,
И будет счастливее тот,
Кто погибнет в бою."

Ржавели мечи,
А мальчишки дощечки строгали,
И в летней ночи
Повторялась былая война.
Эльфийки в плену
Понарошку, но сильно страдали;
Ругали Луну -
Черной магии служит Луна.

...А Враг хохотал,
Палантир на ладони держа:
"Вы собственным страхом
Убьете себя без ножа.
Нагреются страсти чуть-чуть -
И моими вы станете, ведь
Призыв к милосердию - чушь
При охоте на ведьм."

А книжный жучок
По стране развозил переводы
И пил за любовь -
За чужую любовь к чудесам.
И вот дурачок
С арбалетом - залогом свободы
За шайкой любой
Соглашался бродить по лесам.

...А Враг хохотал,
Палантир на ладони держа:
"Мальчишка опять
От извечных вопросов сбежал!
И разве поймет он,
Что истина, что ерунда,
Когда с пулеметом
Пришлют его власти сюда?"

А кто-то писал
Об утрате исходного смысла,
Пытался сберечь
На земле - неземной идеал.
Высокая речь
Без опоры в пространстве повисла.
А мрак нависал -
Мы играли, а Враг не играл...

"Вы волей-неволей
Исполните волю мою,
И будет счастливее тот,
Кто погибнет в бою."

Э.Р. Транк

URL записи

Дневник Ананасти

главная