Ананастя
Я опаздывала на испанский. Вела его наша эстонская преподавательница, но в ЛУ. Поэтому, чтобы быстрее попасть из Иманты в центр, я привязала свою постель к электричке и так поехала. По рельсам. "Как Емеля на печи", - счастливо думала я, кутаясь в тёплое одеяло от зимнего воздуха. Подушка всё время норовила свалиться под откос, но в целом скорость движения никак не давала о себе знать. Да и ехали очень медленно - и долго. Сколько я ни смотрела вперёд - всё время горела красная надпись DEPO. Ну, знаете, как в пассажирских вагонах обычно - только на чём была надпись тут, не помню. Было безлюдно. Перед станцией DEPO была свалка. На земле лежалм две чёрных еле живых собаки и одна мёртвая коричневая. А рядом - мёртвая женщина в розово-красном платье в белый горошек - как в советское время носили. "Мне показалось, - подумала я. - Наверное, она легла позагорать. А эти мёртвые розовые глаза - у собаки рядом". Но нет, это были именно её глаза. Из-под приоткрытых век выглядывала мясо, и я почему-то знала, что так выглядят сгнившие глаза. "Надо сообщить в коммунальные службы, - решила я. - Человеческие трупы не должны так валяться. Антисанитария же".
Наконец, электричка миновала Депо и почему-то сразу стала подъезжать к станции "Рига". Ближе к центру рядом с дорогой стали появляться люди и фотографировать меня. Наверное, решила я, в "Delfi репортёр" обо мне напишут. А ведь я и сама могу репортаж написать, для "Вестей"! Если, конечно, редактор согласится - а мне почему-то казалось, что вряд ли он согласится.
Позвонила мама. В разговоре с ней я осознала, что совершенно не представляю, где припарковаться. Тяжеленную русскую печь (теперь это уже совершенно точно была именно печь) в одиночку не поднимешь и никуда не переставишь. Оставлять на путях? Украдут же. Оставлять на путях и пристегнуть противоугонкой от велосипеда? А вдруг другим поездам мешать будет?
Показался "Стокманн". Почему-то подъезжали мы не со стороны железной дороги, а там, где автомобили подъезжают. И в напряжённых размышлениях о парковке русской печи в городских условиях я проснулась.
Подсознание, любимое моё, я уже говорила, как ты доставляешь?