Ананастя
1. Я была в церкви. Стояла слева у окна, а рядом почему-то была одна учительница из нашей школы (одна из самых лучших и адекватных). Совсем рядом с окном шла железная дорога. Ехал поезд, можно было смотреть на колёса. Глядя в окно, я вдруг увидела, что с железной дорогой что-то не так. Поезд начинал рушиться. Как в кино, в замедлнной съёмке. Вместо того, чтобы заорать и бежать, я стояла и наблюдала, а потом отошла от греха подальше в правую часть церкви и учительницу за собой позвала. Она стала отходить, и в этот момент поезд сошёл с рельсов и полетел в окно. Людей, которые там стояли, просто смололо, включая учительницу. А я стояла в безопасности и размышляла: то ли идти людям помогать, то ли фотографировать, ведь такие кадры крутые-эксклюзивные. Потом всё-таки пошла помогать. Потом поняла, что там остался мой рюкзак, где был ноут и мобильник. И расплакалась, причём вещи мне было жалко примерно в той же мере, что и учительницу, а на остальных людей вообще пофиг было. Ещё думала: "Ну вот, даже в фейсбук теперь обо всём этом не написать. И где взять денег на новый компьютер, я же даже заработать не смогу?"
Почему-то долго не ехали спасатели, и мы стали сами вытаскивать раненых. Несколько людей передавило отлетевшим рельсом, и остальные решили этот рельс поднять. Я вспомнила серию "Доктора Хауса", где нельзя было так просто взять и вытащить из-под стены девушку с передавленными ногами, потому что кровоток освободится и кровь вытечет очень быстро. Но сказать я об этом ПОСТЕСНЯЛАСЬ и стала помогать поднимать рельс.
Потом на выходе с места аварии я нашла свой рюкзак. Весь в бетонной крошке, но целый. Мне было стыдно, но я была рада. Взяла мобильник и принялась писать пост на фейсбуке.
И вот самое страшное - это не летящий в окно поезд. Это то, что в реальной жизни я действительно поведу себя именно так. Что ещё страшнее - далеко не только я.

2. Снилось, что на фейсбуке появилась возможность переписываться с адом. Не с каждым умершим, а с администрацией. Что-то вроде пресс-центра. Некий Кедду отвечал за отдел крепостных, насмерть забитых барыней. Но некоторые грешники тоже могли стать администрацией. Например, описание одной особы звучало так: Аркадий, 58 лет, администратор кипящего озера.
Классное интервью получилось бы, если б я не проснулась.