Ананастя
Я тут пожила 10 дней в польском православном женском монастыре в Зверках, что под Белостоком. И понемножку буду публиковать свои разрозненные впечатления.

Часть первая, национал-филологическая.

О языке польских православных (живущих в основном в окрестностях Белостока) можно научную работу писать. Почитай отдельная нация, что-то среднее между поляками и белорусами. Западные поляки часто не считают их за поляков вообще. Православные - значит, russkie. По словам одной монахини, половина сестёр, если б нужно было назвать одну национальность, записала бы себя скорее в белорусы. Не зная белорусского при этом и посредственно зная русский. В речи много русизмов, говорят, есть ещё белорусизмы и украинизмы, не слышала. Ну и церковнославянизмы, естественно. Как говорили сёстры, польские слова иногда не передают всей глубины значения церковнославянского слова. Смирение - это состояние души, а pokora - это только внешнее проявление смирения. Покаяние - это изменение сознания, а слово pokuta связано скорее с выполнением наказания за грех.
Полонизированные русизмы - отдельная забавная вещь. Берётся слово "батюшка", становится baciuszka. Ударение сохраняется, а склоняется всё по польской парадигме. Так что есть стол dla baciuszków.
К монахам не принято обращаться на пан/пани. Чаще всего они друг с другом на ты, а если нет, то используют обычное польское обращение в третьем лице, но "пани" заменяется на siostra. Но это теоретически. Потому что практически чаще всего они используют "вы". Совершенно не по-польски, зато проще.
Польский акцент в церковнославянском - самый правильный в отношении того, как должен теоретически звучать труъ-старослав. Никакого аканья, твёрдое "ч"... Но не понимала я его абсолютно. Когда читались незнакомые молитвы, я поначалу пыталась вслушиваться и вникать, а потом забила.