Ананастя
Наконец-то со мной произошла главная летняя радость россиянина – воду горячую дали. Прощай, тазик.

Подумала: а может, если я схожу к неврологу и он даст мне какую-нибудь бумажку, я смогу легально продлить академ? Кажется, это мотивирует меня на поход к врачу даже больше, чем возможность сорваться с потолка на скалолазании из-за внезапной боли в руке или в ноге. Осталось объяснить себе, что неврологи не кусаются и никого не запирают в дурку.
Универ страшнее невралгии, угу. Так и живём.

Я уже писала про невероятно освобождающее посылание в жопу. Оно освобождает и от внутренней агрессии. Мне по-прежнему хочется круто драться и расквашивать морды негодяям, но теперь я всё-таки не рассматриваю боевые виды спорта как единственно возможные для себя. Засыпать, представляя, как я залезаю куда-то высоко, тоже прикольно.
Да, я по-прежнему ни разу не могу отжаться и могу простоять в планке только 10 секунд, но я уже близка к тому, чтобы заставлять себя дома делать зарядку и качать руки. И идите в жопу, это действительно много для меня.
Не знаю, конечно, сколько я продержусь. С мотивацией «хочу расквашивать морды» я полгода проходила на рукопашку, потом скисла, отбив почки о ноги Сергея. С мотивацией «хочу пафосно махать мечиком, как Эовин» я года два периодически выбиралась этим мечиком помахать, но основной мотивацией всё же был не мечик, а компания. Держи меня, мотивация «это камни, я хочу с ними дружить» и муравьиный инстинкт ползти вверх.
Где-то среди всех этих мотиваций периодически пробегает мотивация похудеть, но её периодически съедает дух противоречия. Типа, буду самой страшной бабой на свете назло всем адептам фэт-шейминга и женственности. Я пытаюсь объяснить духу противоречия, что умирать от инфаркта в 30 лет совсем не весело, а визуально нравиться своему мужчине не есть предательство себя, но это не всегда получается. Но я на верном пути. Я даже надеваю юбочки-платьички и не испытываю ярости по поводу того, что меня угнетает тиран-визуал.

Я постепенно преодолеваю злобный протест «я не буду как вы». Я научилась нейтрально относиться к попсе и к алкоголю, к грамматическим ошибкам и к мату. Даже вру иногда. За последний год врала больше, чем за всю свою жизнь (и меньше, чем среднестатистический человек, да). С тараканами на тему собственного тела оказалось сложнее всего. Но, возможно, когда-нибудь я смогу пройтись перед родными, одноклассниками, учителями и рижскими ролевиками в модном платье и накрашенная и ни разу не испытать желания иметь в руке гранатомёт или мешок с какашками.