Ананастя
Достался в редакции халявный билет на концерт музыки Бетховена, Шопена и Дебюсси. Музыкальные инструменты - рояль и виолончель. Пока играли Бетховена, очень хотелось свалить, потому что казалось, что рояль и виолончель рассинхронизированы. И по времени, и по громкости, и, возможно, даже по тональности. Сидела и думала, что я тупое быдло и классику не понимаю. Потом был Дебюсси. Музыка гораздо в большей степени моя. Нервная, дёрганая, какая-то немного злая, хотя вроде и нет - в общем, про меня. От одной мелодии явственно приглючился перрон, снег и человек, собирающийся прыгнуть под поезд. Натурально плохо от неё делалось. А потом был Шопен. Если Дебюсси ранит, то Шопен лечит. И хорошо, что именно он звучал в конце, а то идти домой с желанием броситься под поезд - плохая идея. Шопен, конечно, прочно ассоциируется у меня с Польшей, с самым счастливым месяцем в моей жизни, но и сам по себе, без ассоциативных привязок, он целебный. Очень светлый, но не скучный. Страстный, но не тёмный, и не про красный цвет тоже, скорее про золотой.

Никакую музыку не надо слушать для того, чтобы быть снобливым небыдлом. Нужно слушать ту музыку, которая цепляет, отзывается, а не вызывает желание скорее уйти. Ту, которая вызывает желание прыгнуть под поезд, слушать стоит, но лучше в более стабильном эмоциональном состоянии.